Блог архива болельщиков «Зенита»

78
113

1997 год, Анатолий Бышовец

Здравствуйте, уважаемые ценители настоящей, не приукрашенной истории клуба «Зенит», его фанатов и верных болельщиков!

Темой нашей очередной записи станет 1997 год. Вы узнаете о спортивных итогах этого сезона, мы вместе вспомним о страстях, кипевших в Питере по поводу снятия П.Ф. Садырина и назначения А. Ф. Бышовца на пост главного тренера команды, также вам будут предложены для ознакомления очередные эксклюзивные материалы из фан-издания «Знамя „Зенита“».


Итак:


<i>Из личного альбома Михаила Соловьва: «Зима 1997, спорткомитет Санкт-Петербурга, после решения по П.Ф.Садырину, не в его пользу, охрана дала сделать только одно фото ...»</i>

Слово историку клуба Дмитрию Догановкому (полностью читайте по ссылке)

Один из самых ярких нападающих в истории отечественного футбола, ключевой игрок киевского «Динамо» и сборной СССР рубежа 1960–1970-х, Бышовец и как тренер успел прогреметь. Возглавляемая им олимпийская сборная СССР всего во второй раз в своей истории завоевала золото Олимпиады 1988 года. Заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР — фигур такого калибра на тренерском мостике «Зенита» еще не было, а потому возмущение в городе постепенно пошло на убыль.

Но в команде смута после этого назначения вовсе не утихла, а даже наоборот усилилась. Вслед за опальным Садыриным из нее один за другим под разными предлогами начали разбегаться и игроки. Одни из них из принципа пошли за своим любимым тренером, который возглавил ЦСКА, другие просто под шумок перешли в другие клубы. Команда, созданная Садыриным и его предшественниками, разваливалась прямо на глазах.

Но все это ничуть не смутило Бышовца. Он не стал уговаривать игроков, не желающих с ним работать, давить на них, переубеждать, требовать соблюдения контрактов... Он просто взял то, что ему досталось (а досталось ему немного), и начал лепить новую команду. При этом Анатолий Федорович собственноручно продолжил чистить ее ряды, освобождаясь от игроков, не отвечающих его жестким требованиям по отношению к своему делу. Команда фактически создавалась заново — из ее прежних лидеров вскоре остались буквально считанные единицы. Да и те постепенно оседали в запасе, теснимые из основы многочисленными новичками, собранными Бышовцем чуть ли не со всей страны.

Из первого призыва Бышовца, делавшегося впопыхах, в обстановке цейтнота шумного межсезонья 1996/97, выделить можно разве что украинского защитника Юрия Вернидуба, который с ходу стал вице-капитаном команды, а затем и ее капитаном. Остальные немногочисленные новички серьезного влияния на игру команды не оказали, а потому чемпионат обескровленный и сильно обновленный «Зенит» начал откровенно неважно. К началу лета команда даже вплотную подкатилась к группе аутсайдеров. Удручающе выглядела линия нападения: лишившись в прошедшем межсезонье всех (!) нападающих разом, «Зенит» в атаке играл попросту беззубо, вынуждая тренера делать основной упор на крепость обороны. Но серьезные кадровые проблемы и в этой линии вынудили Бышовца сделать крайне экстравагантный шаг: на поле вышел играть его помощник, 43-летний Анатолий Давыдов.

Зато летнее трансферное окно 1997 года Бышовец использовал с подлинным блеском. В «Зените» один за другим появились бывший игрок сборных СССР и России опытнейший защитник Василий Кульков, не менее опытный игрок сборной Белоруссии полузащитник Сергей Герасимец, фактурный украинский нападающий Геннадий Попович и полузащитник Александр Горшков. Благодаря этому, безусловно качественному усилению, «Зенит» выровнял игру, покинул стан аутсайдеров и завершил сезон даже лучше, чем предыдущий, — 8-е место.



Анатолий Федорович Бышовец. Родился 23 апреля 1946 года в Киеве.
Выступал за «Динамо» (Киев). Чемпион СССР 1966/68, 1971 гг.,
обладатель Кубка СССР 1966 года, серебряный призер 1969 года,
В 1966-1972 выступал за сборную СССР — 39 матчей, 15 мячей.
Участник финального турнира Чемпионата мира 1970 года.
С 1974 года на тренерской работе.
С ноября 1996 года — главный тренер ФК «Зенит».


<i>Комментатор из своей кабины
Кроет нас для красного словца
Но недаром клуб «Фиорентина»
Предлагал мильон за Бышевца.</i>

Эти строчки были написаны В. С. Высоцким после окончания чемпионата мира в Мексике в 1970 году, что является одним из немногих признаний таланта, высказанного великим поэтом и артистом. Народная молва до сих пор хранит легенды о выступлениях на зеленом поле великих форвардов шестидесятых годов — Стрельцова, Месхи, Метревели, Валентина Иванова, Бышовца. О последнем почти все вспоминают как о мастере дриблинга, способном на пятачке обвести нескольких футболистов. «С мячом он расставаться не любил, но в одиночку он мог сделать очень многое. Бышовец прямо больным себя чувствовал, если перед тем как забить, не обыгрывал двух или трех соперников», - вспоминал Эдуард Стрельцов в книге «Вижу поле». Многие корили киевского форварда за увлечение, даже злоупотребление индивидуальной игрой.
На счету Анатолия Бышовца немало эффектных, прославивших его голов. В 1967-м за мяч, забитый в ворота сборной Австрии, ему вручили приз газеты «Московский комсомолец» — «За самый красивый гол». На мексиканском чемпионате мира Бышовец забил четыре мяча, один из них — в ворота сборной Бельгии стал одним из самых лучших голов на мировых первенствах. Гурманы до сих пор наслаждаются им на видео.

Триумфатор Сеула
Закончить карьеру игрока Бышовцу пришлось до обидного рано. Советский футбол всегда был груб, защитники особо не церемонились, косили, ломали тех, с кем совладать были не в состоянии. Бышовцу доставалось изрядно, он был нападающим не боящимся костоломов, не избегавшим силовой борьбы. И себя не сберег. В 28 лет пришлось заняться тренерской работой. Авторитет молодого тренера рос с каждым годом, поэтому когда в 1986 году Бышовца назначили тренером олимпийской сборной, это был разумный шаг.

Олимпийская сборная СССР образца 1988 года была командой уникальной. Казалось, в нее собрали довольно средних игроков, в своих клубах не блиставших (чем не аналог сегодняшнему «Зениту», только в более меньшем масштабе?). На Олимпиаде эта скромная команда смогла в полуфинале одолеть итальянскую сборную, за которую играли Тассотти, Карневале, Рицителли — мастера высокого класса. А в финале сборная Бышовца повергла бразильцев — 2:1, во главе с Бебето и Ромарио. «Порядок побил класс», с грустью констатировали они. Победа в Сеуле остается последней большой победой отечественного футбола на мировой арене. Столь удачная работа с олимпийцами обернулась для Бышовца назначением на должность главного тренера национальной сборной СССР (СНГ).

Нет, наверное, необходимости вспоминать выступления сборной того периода. Бышовцу не дали проработать полный срок, предусмотренный контрактом — до 1994 года. После шведских баталий Колосков объявил, что СНГ на футбольной карте нет и будет, поэтому и контракт недействителен. Сборную возглавил П.Ф.Садырин.

Бышовец один сезон поработал на Кипре, немного отдохнув от большого футбола, а затем неожиданно оказался втянут в конфликт. В конце 1993-го года часть игроков сборной отказалась выступать под руководством Садырина и потребовала возвращения Бышовца, но своего не добилась...

Анатолий Бышовец тем временем работал в Южной Корее, в России о нем вспоминали все реже. Стало казаться, что повторит судьбу тренера Валерия Непомнящего, который с переменным успехом работает в разных странах мира, но в Россию не едет, объясняя, что наш клубный футбол не для него.

В «Зените»
Для многих стало неожиданностью решение Бышовца вернуться в Москву летом 1996 года. Всезнающие люди начали строить догадки, какой клуб он возглавит. Чаще всего назывались столичные «Динамо» и «Торпедо». «Зенит» как один из вариантов появился только после решения не продлевать контракт с П. Ф. Садыриным. Сколько трудностей пришлось преодолеть новому тренеру на новом месте, чтобы наконец-то собрать и наиграть свою команду, известно только ему. Ведь многие из болельщиков и до сих пор заявляют, что «Зенит-97» вовсе не «Зенит», так как в нем слишком мало «своих» — питерцев. Но позвольте, а много ли в «Ювентусе» туринцев, а в «Барселоне» — каталонцев?

Конечно, жаль, что ушли из «Зенита» Кулик, Боков, Зубко, Данилов, Сергей Дмитриев. Особенно много шума вызвало освобождение из команды Сергея Дмитриева, по мнению Бышовца уже не способного принести пользу команде. Что ж, это его, тренера, право - он теперь отвечает за «Зенит».

Что представляют собой новички покажут только стартовые матчи? Будем надеяться что они смогут достойно заменить ушедших. Сейчас же можно быть уверенным в одном — что прийдя на стадион, не услышишь циничное глумление тех, кто все узнает в первую очередь — что сегодня «Зенит» отдает или что ему отдают, что будет роспись и т.п.. Слышать такое о любимой команде противно и стыдно.

Возможно, Бышовец, величающий себя чистым тренером-практиком, а не тренером-организатором, и будет выглядеть в высшей лиге этаким дон-кихотом, но пора покончить с таким «организованным» футболом, играть в который любят у нас в стране.
Повезет ли «Зениту» с новым тренером, как повезло олимпийцам в 1988? Хочется надеяться, что удача не пройдет стороной от этого человека. Ведь удача — союзник сильных, а так хочется видеть «Зенит» сильным.

М. Григорьев



<i>Редакция газеты «Знамя "Зенита"» рада поздравить вас с открытием нового футбольного сезона в Санкт-Петербурге. Мы, как и предыдущие два года, будем стараться рассказывать о «Зените», о его самых преданных болельщиках, о своем понимании таинства футбола. В предстоящем сезоне издание собирается информировать вас не только о выступлениях «Зенита», но и уделять внимание другим питерским клубам — «Локомотиву», «Динамо», «Гатчине». Первый в этом году номер нашей газеты представит вам «Зенит» образца 1997 года, предоставит на ваш суд очерк о новом главном тренере, таким, как его видят фанаты. Также мы поведаем вам о том, как готовились к нынешнему сезону питерские клубы и подведем итоги фан-деятельности в 1996 году. Мы умышленно опускаем материалы о ноябрьских событиях в «Зените-96». Свое мнение мы уже неоднократно высказывали в прессе и на телевидении и ни на шаг от него не отступили. Но откровенно презрев требования футбольной общественности хозяева ФК «Зенит» поступили по-своему... Утерянного уже не вернуть, сколько не митингуй. В этой ситуации надо постараться сохранить и поддержать то, что мы еще имеем. «33» призывает вас, питерские любители футбола, не отворачиваться от молодой и неокрепшей команды. Не будьте предосудительны и чрезмерно требовательны, просто приходите и болейте за «Зенит»! Он очень нуждается в вас.</i>

Редакция «33»

Терпению фанатов бывает предел!
Когда ушел Садырин и выяснилось, что в других клубах начнут сезон Кулик, Боков, Серега Дмитриев и т.д., один из столичных корреспондентов спросил меня: «Слава, а ты теперь будешь болеть за эту команду?» «А как же , — ответил я, — конечно, буду». «Но ведь это уже не "Зенит" — возразил мой оппонент. — За что же ты болеешь? За название? За символ?»

Пришлось взять на вооружение методологию Владимира Фалина (который ведет историю «Зенита» не от «Сталинца», а именно от довоенного «Зенита») и доказывать, что клуб — это совокупность игроков и знамени, под которым они выступают, и что если даже все эти хмыри одновременно переберутся в Москву на ПМЖ, питерский «Зенит» останется питерским «Зенитом».

Собственно говоря, доказывал-то я ему. Самому себе мне доказывать было нечего — фанатами люди становятся не от избытка мозгов, а скорее наоборот, и глупо искать в нашей психологии какой-нибудь рационализм. Но болеть за клуб оказалось гладко только в теории.

Все знают, что я был, скажем так, не за Садырина. Я верил, и, кстати, до сих пор убежден, что успех клубу в конечном счете принесет тот курс, который нам пообещало руководство — честность в игре и опора на местные кадры. «Зенит», заметьте, всегда побеждал за счет своих, доморощенных игроков, когда они приходили на смену легиону пришлых. Костяк команды «Зенит» не может не состоять из наших, доморощенных игроков, иначе он просто не будет костяком. Там, где не хватает силы, пусть даже — техники или мастерства , питерские футболисты могут сыграть через «не могу» на одном только нашем специфическом чувстве патриотизма. Как Олег Дмитриев в первом тайме матча в Селятино или Денис Угаров против «Алании».

Понятно, что сейчас другие времена. На западе смена клуба игроками — обычное дело, и наши собратья-фанаты ревут, когда какой-нибудь Гаскойн надевает футболку их команды. Но до той поры, когда в нашей стране создадутся условия, рождающие Гаскойнов, я точно не доживу. Если бы Гаскойн пришел завтра в «Зенит» я съел бы эту страницу и тоже взревел: я понимал бы, что мой клуб стал сильнее...

Становится ли сильнее «Зенит» с каждой новой покупкой? Вопрос риторический. По-человечески очень жаль «легионеров первой волны» — Свистунова, Стумбриса, Лебедя, лишившихся места в составе... Мне очень симпатичны, как игроки, все трое последних новобранцев — Герасимец, Попович и Горшков. Но дальше-то что?

Люди, которых я убеждал и убедил, что болеть за «Зенит» Бышовца надо, теперь говорят: «А не лучше ли было оставить все, как есть. Пусть мы шли на стадион, зная результат наперед , но на поле была игра, забивались мячи. А результат мы и сейчас на 90% можем предсказать заранее».

Раньше я с ними спорил, и что-то доказывал, как тому московскому корреспонденту. Но в последнее время таких разговоров все больше, а всех не переубедишь. Да и, если честно, мой пыл иссяк — приплюснутый колесами «КамАЗа», опаленный «Факелом» и множеством унылых домашних «нулевок». Того и гляди закричу, как Сабонис в Селятино: «Где здесь Питер?» От этого меня удерживают пока что лучик света в виде второго тайма против «Алании». Но терпение не беспредельно — и мое, и наше общее, фанатское.

Капитан

Продолжение следует, до скорых встреч, друзья!
0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться