Блог архива болельщиков «Зенита»

78
113

1998 год, часть 1

Здравствуйте, уважаемые читатели нашего блога! 

Сегодня темой записи станет 1998 год — год большого подъема «Зенита» в турнирной таблице чемпионата России,  год еще больших надежд питерских болельщиков на серьезные достижения в самое ближайшее время (в следующем сезоне эти надежды будут реализованы завоеванием Кубка страны!) 

Читателям предложены для ознакомления два материала, повествующие о спортивной составляющей сезона-98, о пробуждении победных традиций в футбольном Питере, о «свежем ветре» борьбы за первые места. В этом же году свое трехлетие отметило издание фанатов и болельщиков «Знамя „Зенита“», и мы во второй части записи публикуем увлекательный рассказ отца-основателя этого славного печатного органа о том, при каких обстоятельствах стал возможен старт уникального проекта поклонников „Зенита“. При составлении записи использованы материалы газеты «Знамя „Зенита“» и сайта ФК «Зенит».  

Межсезонье-1997/98 

Бышовец вновь показал себя грамотным селекционером. «Зенит» усилился игроком сборной Армении защитником Саркисом Овсепяном, украинским защитником Александром Бабием и его соотечественником полузащитником Романом Максимюком. Также в расположении команды появились молдавский диспетчер Александр Куртиян и вернувшийся из китайского вояжа петербургский форвард Александр Панов. В итоге Бышовец построил абсолютно новую команду, в которой из игроков основы «Зенита» Садырина годичной давности остались фактически лишь вратарь Березовский да защитник Кондрашов. И эта команда заиграла. И еще как! В первом же матче нового сезона 1998 года был повержен «вечный» чемпион тех лет московский «Спартак», во втором туре участь земляков постигла и садыринский ЦСКА... 

А в мае «Зенит» неожиданно для всех впервые за последние 10 лет и вовсе возглавил турнирную таблицу чемпионата, параллельно выдав впечатляющую 12-матчевую беспроигрышную серию. Игру команда показывала очень солидную, зрелую, продуманную, чем зримо выделялась на фоне всей российской высшей лиги. Сам Бышовец, виртуозный тактик и вдумчивый стратег, непринужденно менял тактический рисунок игры своей команды к каждому матчу, к каждому сопернику, то предельно насыщая середину поля шестью хавбеками, то выстраивая перед своими воротами непреодолимую стену из семи защитников и играя вовсе без номинальных нападающих, то выпуская вперед двух форвардов с активнейшей поддержкой их фланговыми полузащитниками, которые порой представляли для ворот соперника даже большую опасность, чем сами нападающие... 

Казалось, теперь место на пьедестале «Зениту» обеспечено. Петербургские болельщики уже и забыли, с каким негодованием встретили всего полтора года назад смену на тренерском посту в своей команде. Петербург признал Бышовца, по достоинству оценив его безусловное мастерство, хладнокровие и выдержку, с которыми он неспешно, скрупулезно выстраивал новую команду, невзирая на напряженную обстановку в клубе и вокруг него. В общем, Петербург ждал медалей. Но надежды болельщиков в который уже раз в истории «Зенита» оказались обманутыми. В середине сезона, польстившись на предложение возглавить национальную сборную России, Бышовец зачастил в столицу и вскоре потерял нити управления своей прежней командой. Безуспешно пытаясь совместить две должности, бесконечно мотаясь между Москвой и Петербургом, он в итоге не преуспел ни там ни там. В сборной его одна за другой преследовали сплошные неудачи, и в «Зените» все стало хуже. Постоянное отсутствие главного тренера на тренировках команды (порой он приезжал из Москвы непосредственно к очередному календарному матчу) привело к тому, что результаты «Зенита» начали стремительно ухудшаться. Одно за другим посыпались поражения, игра команды разладилась, и «Зенит» сначала выпал из тройки лидеров, а затем постепенно заскользил вниз по турнирной лестнице. 

Видя это, совет директоров клуба предложил Бышовцу не распыляться, сосредоточившись на сборной, а команду вместо него возглавил и. о. главного тренера Анатолий Давыдов, который и довел сезон до конца, сумев даже несколько улучшить ее турнирное положение. Итог этого так многообещающе начатого сезона — лишь 5-е место. А по его окончании закончившийся контракт с Анатолием Бышовцем не был продлен. 

Дмитрий Догановский, историк ФК «Зенит» 

«Зенит» — чемпион! Почему бы и нет?

 Наверное, мне и всем, кто любит «Зенит» и кому сейчас чуть больше тридцати (или чуть меньше) в жизни повезло. Мы встретились с нашей любовью — «Зенитом», когда он был без всяких оговорок достоин поклонения — играл сильно, смело, уверенно. Вратарям соперников приходилось творить чудеса, спасая свои команды от разгрома (от голов они их спасти не могли все равно), у их защитников голова шла кругом, когда атаковал «Зенит». Годы золотые — ничего, что «золото» взяли один раз и один раз «бронзу», что не смогли привезти в Ленинград Кубок — как по мановению неведомого злого чудодея трижды проигрывали в полуфиналах по пенальти «Шахтеру», а в 84-м не сделали дубль, дав сверкнуть в овертайме «раздолбаю из раздолбаев» Газзаеву. Кто знает, выиграй летом Кубок, может упустили бы осенью золото... 

Старые мудрые болельщики говорили мне в те времена: «Никогда „Зенит“ не играл хорошо, и сейчас это не надолго», «Следующий раз чемпионом будем не скоро, ой, как не скоро», — а я не верил. Поэтому так больно было видеть «Зенит» поверженным, слабым, я к этому не привык. Как пел Розенбаум: «И ведь верили все, победить их нельзя!» о старом эсминце, и усталый корабль, как в песне, был затоплен в первую лигу и наступила черная пора безвременья. «Зенит» то боролся за невылет из первой лиги, то за что-то похожее. Соперники менялись как в калейдоскопе, а команда то ли медленно умирала, то ли жила как в коме — аброшенная, никому, кроме горстки влюбленных в нее чудаков, не нужная. Наступил 1995 год. В команду вернулся Садырин. Он горел желанием вернуться в высшее футбольное общество, доказать, что зря его после «американской трагедии» смешали с ******* в столице. Тут и Собчак вдруг вспомнил про «Зенит». Вернулись кумиры — Валера Брошин, Серега Дмитриев, игроков всяких-разных прикупили (Быстрова, Корнюхина, Хомуху, Нежелева, Захарова и др.), навалились гурьбой и вломились-таки в высшую лигу. Ну а потом? А что потом... 

Поиграли, в десятку вошли, народ, что от «Зенита» носы воротил и всякие сальные шуточки и скабрезности отпускал, валом повалил. Не совсем повалил, конечно, «бум» — это громко сказано, но вроде что-то проснулось, зашевелилось. Ди-джеи даже счет стали по своим FM станциям сообщать, Павел Федорович был каждый божий день в эфире с Геннадием Сергеевичем. Идиллия... Но пришел ноябрь, пошли большие разборки между большими людьми. Первый раз нам дали четко понять, что у «Зенита» есть конкретные хозяева. Один из них, г-н Сердюков так и сказал: «Вот хочу, чтоб Бышовец был, а не Садырин. Хочу и все. А почему - не скажу. Вот как пуговицы у меня на пиджаке вот такого цвета, потому и хочу этого, а не другого». И все они решили, что «Зенит» — это они. А ведь «Зенит» — это мы. «Зенит» — он в каждом из нас, у каждого свой. Как было перестать болеть за него после ухода Садырина? И мы стали верить в «Зенит» Бышовца, ждать от него новых громких побед. «Зенит» снова дарит надежду — идет на первом месте. Станет ли чемпионом? Сможет ли? Люди со стажем говорят: «Дотянет хотя бы в тройке до конца первого круга — вот тогда поглядим». А чего глядеть-то — играют ведь ребята, стараются, бьются. Прямо-таки землю роют. Кто сейчас в чемпионате лучше смотрится? Назовите. Да никто, некого назвать. У одних спад, у других — «яма», у третьих — затяжной кризис. Как говорится, «не понос, так золотуха». «Зенит» сейчас, конечно, совсем другой, чем тот, восьмидесятых годов. Но и время нынче другое, все кругом изменилось. Живем ведь как после революции, пора бы потихоньку привыкать к новым реалиям. Например, что зенитовец — не тот, кто учился играть в школе «Зенит», а тот, кто сейчас жилы рвет за него. Анализировать, разбирать чужие и наши шансы не буду, а ощущениями, чувством поделюсь — мне сегодняшний «Зенит» нравится. Все сейчас зависит только от него. А то, что вокруг никто не верит, ждет нашего падения, краха — так это только хорошо. Не расслабляет, а закаляет, мобилизует, настраивает. Чем больше недоброжелателей и скептиков, тем лучше. 

Вспомните «Спартак»-96 Георгия Ярцева — эту «пионерскую дружину», кто на нее ставил? Кто в тех пацанов верил? Говорят, что у них дух такой, а мы, питерские, все по жизни разгильдяи и духа замахнуться на лавры нам не хватит. Так даже оно и к лучшему, значит, что не все в «Зените» питерские, есть люди из других краев, славящиеся упрямством и гордостью. Им характер не позволит отступить, а питерские переймут от них все лучшее. Тогда, я надеюсь, и новое поколение на трибунах поймет, что любит «Зенит» не потому только, что он олицетворение Питера, но и потому, что это Команда, достойная поклонения. 

Михаил Григорьев 

  

Нам три года!

Друзья! Вы держите в руках юбилейный пятнадцатый номер газеты зенитовских гранатов. Ровно три года назад, летом 1995 года благодаря титаническим усилиям Капитана вышел в свет первый номер нашей газеты. За этот очень солидный для неформальных изданий срок, «33» прошла тернистый путь от восьмистраничной газеты до многостраничного издания с полноцветной обложкой, более похожего на солидный журнал, чем на самиздатовскую газету. В преддверии юбилея мы захотели вспомнить, с чего началась наша газета, и так как о ее рождении и становлении никто лучше, чем ее основатель, рассказать не может, ему и слово.

Газетой Сапог бредил еще когда его позвали в клуб на постоянную работу. Поздней осенью 94-го, когда он еще жил на Петроградской, мы сидели у него и пили пиво. Опять зашла речь о газете, и вдруг я понял, что могу стать ее папой. Я в это время по вечерам занимался в мастер-классе при питерском Союзе журналистов, со мною вместе учились разные люди, и идей насчет новых газет было навалом — их всегда навалом в журналистских кругах. Главное, что я понял: не так страшен черт... 

Про фанатизм в это время рассказывать было особо нечего. Идешь по городу, увидишь на ком-нибудь со спины розетку или шапочку, и можно не сомневаться — когда человек обернется, он окажется каким-нибудь Кирюшей (царствие небесное), Мефодием, Падающим — в общем обязательно знакомой рожей. Кто застал эти времена, помнит, что и 50 человек на домашнем матче было за радость, а некоторые люди садились на другие сектора и вообще не шизовали. А тут пришел Садырин, и стало ясно, что команда надолго в ****** не останется. И что если мы сами не создадим подобающий облик зенитовскому фанатизму, его никто не создаст. Газета в моем понимании должна была стать составной частью этого облика. И вот в феврале 95-го на каком-то своем военном семинаре по инженерному делу я залез в задний ряд, и пока полковники трындели про минные поля, открыл блокнот и придумал, из чего должно состоять будущее издание. Название Господь Бог вложил мне в башку сразу, другого и быть не могло (кто захочет понять, почему «33» — читайте страницу 1 №1, если найдете). 

Поскольку информации о команде, ее выездах и т.п. в больших газетах печаталось мало (не то, что сейчас), а та, что появлялась, большей частью была неправдой, половину газеты я решил отвести под футбол, половину — под фанатизм. Придумал рубрики, идею таблицы «Фанаты оценивают игроков» я позаимствовал у фанов «Манчестер Юнайтед», подбил Мишку Григорьева написать несколько статей в первую половину газеты. Но все уперлось в финансы: нужно было по тем деньгам около миллиона, спонсора я не нашел, и к началу чемпионата «Знамя» не родилось.
 
В конце мая я пришел к Косте Борцову и попросил у него миллион. Так и сказал: «Дай, но обратно ты его не получишь». И Костя, до этого сшивший за свои бабки наш огромный флаг и открывший тогда на Сампсониевском кафе «Зенит», сказал, что даст. Но когда я, приободрившись, занялся непосредственно технической частью, выяснилось: как издатель я нуль без палочки. Перевести все из плоскости идей в деловую плоскость оказалось гораздо сложнее, чем думалось. И тогда я понял: если не «33» не выйдет к началу 2-го круга, оно вообще не выйдет. 

Упер из своей армии на время допотопный компьютер EC 1840, и начал набирать материалы. Во время выездов беседовал с людьми — оказалось очень здорово брать интервью в поезде, когда абсолютно нечего делать. Вернувшись из своего одиночного плавания Новосибирск — Ленинск — Кузнецк, стал искать типографию, и один знакомый вывел на людей из Лениздата. Занялся первым номером вплотную. Пропал со своей службы, и в родной в/ч меня то и дело разыскивали начальники. Начали верстать газету — не хватает материалов. Дописывал все прямо там, даже в туалете Лениздата. А в Лениздат пройти — пропуск нужен, а его то и дело забывают заказать... а Костя Борцов тянет с деньгами... а на службе грозят чуть ли не трибуналом... а те, кто верстают полосы — тоже люди, у них запои, отгулы, дни рождения... а фотографии не получаются — машина для цинкографии сломалась... а газету хочется сделать оперативной, и рассказать людям про последний сдвоенный выезд «Зенита» по маршруту Иркутск — Чита... а Серега Тарасов, оператор команды, кассету с видеозаписью не отдает, и приходится ночью смотреть у него, а утром снова вместо службы бежать в «Лениздат»... а корректору тоже нужно платить, но денег нет, так что ошибки ищу сам... Была еще беготня по бухгалтериям, постоянно отсутствовали нужные люди, оформлялась куча бумаг, начальники посылали меня подальше (потому что я никого не представлял, только самого себя), дешевой газетной бумаги не оказалось — только дорогая, «Пицца-РИФ» Борцова задерживала оплату печати... Перед тем, как №1 «33» появился на свет, я не спал три ночи подряд. Слова «Тираж получайте завтра после 3-х» слышал, как будто сквозь вату. Кровную 1000 экземпляров тащил по типографским коридорам в одиночку, натыкаясь на стены и падая от усталости. 

Но он ВЫШЕЛ, ПЕРВЫЙ НОМЕР «ЗНАМЕНИ "ЗЕНИТА"»!!! И счастливее меня на свете не было никого. 

Капитан 

P.S. "Знамя "Зенита" ни за что не родилось бы летом 95-го, и нипочем бы не выжило, если б не... 
... Божья воля и мои родители, Борис Дмитриевич и Раиса Михайловна;
... Михаил Золотоносов, Полина Соловей и Людмила Региня, мои учителя в мастер-классе;
...Саша Воробьев (сейчас он президент какой-то турфирмы), объяснивший мне, как и в какой очередности делать газету; 
...безвестный таксист, за бесплатно подбросивший меня в Пулково 27 июля встретить команду; ...Владимир Леонов, главный редактор газеты «Беспредел» — свел меня с нужными людьми в типографии; 
...Батумский, доказавший, что фан-печать в России возможна; 
...Костя Борцов, по-прежнему находящийся в бегах — давал деньги на первые два номера; ...Миша Григорьев, мой товарищ и единомышленник. Мало того, что писал статьи в «33», так еще и наскреб денег на третий и четвертый номера и не дал газете погибнуть, когда у Борцова кончились бабки; 
...Бублик, его жена, Повар, его мама и брат, помогавшие забирать из Лениздата тиражи. Эта же компания распространяла газету и спасла ее от полного банкротства; 
...полковник Сергей Ратников и подполковник Михаил Жильцов, потворствовавшие моим тогдашним армейским безобразиям; 
...Гастролер, Бутерброд, Е2 и Ростик, стойко переносившие измывательства во время первых интервью; 
...замечательная женщина по имени Лена, от общества которой я избавился в мае 95-го. Не расстанься мы с ней — и я не имел бы не только свободной ночи, но и свободной минуты. ...Француз, в руки которого я передал «33» весной 96-го, и который по сей день достойно несет эту нелегкую ношу; 
...Валечка Соболев, мой хороший приятель и очень душевный человек. Не дал загнуться «33» №3, когда ушел в запой верстальщик «Лениздата», а мне подсунули стажера, не умевшего даже нажимать на клавиши компьютера. Валька вместе со мной потом делал журнал «Виват, "Зенит"!»;
...Сабонис, открывший с помощью «33» в себе талант публициста, но зарывающий свой дар в землю из-за любви к родному клубу. Его статья о кликухах в №4 «33» — настоящий шедевр отечественной фан-журналистики; 
...Сапог, поддержавший меня морально и убедивший своим примером, что возможен "цивилизованный" путь в фанатизме.
    

Продолжение следует. До скорых встреч, уважаемые читатели!
0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться