Блог архива болельщиков «Зенита»

78
113

о выездах в Киев и Одессу

О выездах фанатов сине-бело-голубых в 1983 году в Киев и Одессу рассказывают Юрий «Ихтиандр» Николаюк и Дима Клоун.

Воспоминания Юрия Николаюка о выезде в Киев:

«Из приятных во всех отношениях выездов в первую очередь вспоминается Киев. В 1983 году мы приехали на вокзал, где нас встретили человек тридцать динамовских фанатов, распределили по квартирам, накормили и напоили. На стадионе договорились, что когда они заряжают, то мы молчим, не глушим. И наоборот. Был еще в Киеве интересный полковник милиции, который нами занимался, оказалось даже, что он учился в Ленинграде. Вопрос с гостевым сектором он решил кардинально, поставив на входе вместе со своим сотрудником нашего человека и пропускал по фейс-контролю только ленинградцев. При счете 2:0 в пользу «Зенита» в нас полетели с соседних секторов огрызки яблок и мороженое. Даже пришло угрожающее письмо – на обрывке газеты химическим карандашом оставили надпись: «Ленинградские жлобы, заткните свои пасти, не то получите люлей».



Обратно возвращались, вписавшись в общий вагон. Человек 12–15, все вбились в одно купе. По пять человек сидели на нижних полках, остальные – на вторых и на третьих. Вышли покурить, а к нам подсел украинский дед, достал из огромного мешка буханку хлеба размером с автомобильное колесо, домашнюю колбасу с чесночком и начал все это дело наворачивать. Мы, голодные, сидим и со всех сторон на него смотрим. Наконец, Паша Чиполлино не выдержал: «Такие, как этот дед, мою бабку в блокаду съели!» Дед вскочил, бросил нам хлеб и колбасу – мол, подавитесь, – и в тамбур убежал.



В Орше – проверка билетов, пришлось выписаться. Поезд стоял минут 40, и мы разбрелись по 2–3 человека по разным вагонам. Мне в напарники достался Коля Никотин, а вагон – купейный, особо там и не спрячешься. В общем, стояли в тамбуре, курили. Пришли ревизоры и заперли нас, чтобы в Витебске милиции передать. Тут появляется какой-то железнодорожник с ключом. Мы вышли и спрятались в единственно возможном месте – в туалете. Жарко, душно. Сидели минут 40, пока народ в дверь ломиться не начал. Пришлось открыть, чтобы они проводников не позвали. Дальше – картина маслом – очередь человек пятнадцать, в основном, женщины. И тут мы выходим – два красных потных мужика. Ох, как они на нас смотрели!

Ревизию мы переждали в другом вагоне, а потом вернулись в свой общий. Когда выходили в Ленинграде, проводница была сильно удивлена: «Вас же в Орше высадили!» «Догнали», – отвечаем».



Дима Клоун о выезде в Одессу в марте 1983 года:

«Наступил март 1983, а на носу была поездка в Одессу на четвертьфинал кубка СССР. Сама ситуация была для нас чуть ли не пределом мечтаний – «Зенит» получил реальный шанс добиться права играть в финале и пробиться в еврокубки. Вышло так, что эта поездка по значимости и по интересу была главной в начале того сезона. Уже утром в день поездки, а это был учебный и рабочий день, я стал прикидывать варианты. У нас еще стояла натуральная зима, а в Одессе по моим расчетам должно было быть потеплее, поэтому я решил продать свою дубленку, которая досталась мне от отца. Поехал на Сытный рынок и втюхал ее за 130 рублей. Затем в пиджаке и рубашке, но с зенитовской «розой» я доехал до Гостинки, купил демисезонную куртку за тридцатник, и поехал на вокзал со 100 рублями в кармане, где меня уже ждали Серега Блондин, Маркиз и Сапог. Денег ни у кого не было, только у Лешки Сапога было немного налички на поездку и на питание. Мы, естественно, купили массу портвейна, взяли билеты в плацкартный вагон за 18-20 рублей и отправились в путь.



Решили с подачи Блондина, что будет удобнее, если все деньги будет хранить он. А мы втроем так «вмазали», что Серега, ненадолго заснув в тамбуре, деньги потерял. Проснувшись утром с жуткими головными болями, начали думать, что нам делать. Положение жуткое: вчера были деньги, на которые мы могли жить припеваючи, даже думали взять обратные билеты и осталось бы еще сверху, а сегодня кроме скромной провизии ничего нет. И в этот момент пришлось вспомнить о Леше Сапоге.

Пошли к нему в вагон. Он всю дорогу проспал, в те года он любил в поездке так проводить время, дабы не напиваться. Он субсидировал нас суммой и на каждой станции мы выбегали затариваться. Приехали мы в Одессу более-менее нормально – я даже ощутил, что там отнюдь не жарко. Погода ясная, снег кругом лежит, лёгкий морозец. Денег нет. Зашли в какую-то кафешку, слегка перекусили, я, естественно, предложил взять пару бутылок пива, прогулялись по Привозу и волей-неволей вынуждены были идти к команде в гостиницу.



В те времена мы близко знали игроков, могли подойти поговорить – это объяснялось тем, что все знакомились с игроками основы на домашних матчах дубля. А та основа ходила на все матчи дублеров, где бы они не проводились – на Бутлерова, на запасном поле стадиона Кирова, либо где-то ещё. На игры дублёров ходили пообщаться, поговорить за жизнь, не забывая о футболе. Мы знали игроков основы, и, подойдя к Игорю Комарову, Валерию Золину и другим, рассчитывали получить деньги. Но тогда нам просто не повезло. Команда уехала без денег, так как они вовремя не получили зарплату. Мы походили, походили, купили бутылку, раскатали её и пошли на футбол.

«Зенит» сыграл просто отлично, разгромив одесситов 3:0, а тогда «Черноморец» под руководством небезызвестного Прокопенко был вполне приличной командой. Местные к нам отнеслись лояльно, они все были обескуражены игрой сине-бело-голубых, и как-то нас особенно не заметили, хотя в Одессе отношение к нам было скорее отрицательное».
0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться