Блог историка Дмитрия Догановского. 

При поддержке издания «История „Зенита“»

308
1175

Казачёнку - 60!



«Всегда атакой увлечённый,
Для всех соперников — гроза,
Он только с виду казачёнок,
А по игре — лихой казак!»
(Ю. Бржежинский)

Сегодня всё прогрессивное мировое футбольное сообщество торжественно празднует славный юбилей: 6 сентября исполняется ровно 60 лет Легенде петербургского футбола, одному из лучших форвардов в истории «Зенита» Владимиру Казачёнку.

Пожалуй, со времён знаменитого «Рыжего» — любимца трибун Льва Бурчалкина — не было в «Зените» игрока, пользовавшегося такой устойчивой и всеобъемлющей популярностью. Были футболисты, которых любили безмерно, но по прошествии некоторого времени страсти по ним утихали. Были и те, которые всегда пользовались стабильным уважением, но, тем не менее, не могли считаться абсолютными кумирами. Личность же Казачёнка для питерского болельщика была и по сей день остаётся воистину культовой. Причём, даже среди новых поколений любителей футбола Северной столицы, в силу возраста не заставших грозного зенитовского бомбардира на поле.

Очередной самородок из богатого на спортивные таланты городка Колпино (вспомним Стрепетова, Герасимова, Панова, Астафьева...), 19-летний Владимир Казачёнок появился в «Зените» в 1971-м. И поначалу играл нечасто, лишь к 22-м годам сумев завоевать более-менее твёрдое место в основе. При этом, нельзя сказать, что сходу стал тем грозным форвардом, любимцем трибун, каким его помнят. Однако невероятные лидерские амбиции молодого игрока, его напористость и самоотдача, неуступчивость и бескомпромиссность, как на поле, так и в жизни, уже проявились вовсю. В 1974-м зенитовец впервые был включён в списки 33-х лучших игроков сезона, а затем и в число кандидатов в первую сборную страны.

Казалось, вот-вот, ещё пара лет, и в «Зените» раскроется столь необходимый ему сильный, результативный форвард, настоящий лидер, вокруг которого можно строить всю атаку команды. Однако в 1976-м Казачёнок неожиданно оказался в московском «Динамо». Впрочем...

...немного предыстории
В 1975 году произошло событие, изрядно удивившее футбольную общественность страны: футбольную команду ЦСКА возглавил... прославленный хоккейный тренер Анатолий Тарасов. Команда, в 1970 году после большого перерыва вновь ставшая чемпионом страны, с тех пор больше ничего внятного добиться не могла. Более того, послечемпионские годы для армейцев были периодом смутным, сложным: команду вот уже пятый сезон мотало по турнирной таблице вверх-вниз, состав менялся с калейдоскопической скоростью, менялись один за другим тренеры – но тщетно, результата так и не было. В то время как их хоккейные одноклубники на протяжении вот уже двух десятков лет практически не имели себе равных в чемпионатах страны, и большинство из этих побед было одержано именно под руководством великого Тарасова.

Анатолий Тарасов — человек чрезвычайно увлекающийся, самоуверенный, рисковый. Поэтому, достигнув всех мыслимых вершин в хоккее, Тарасов пришёл к полной уверенности, что и, как он утверждал, «смежный» футбол ему не менее подвластен. «Будем чемпионами!» - твёрдо заявил Тарасов зимой 1975-го, и, приняв стагнирующий футбольный ЦСКА, свои проверенные и отработанные в хоккее методики сходу начал применять и там.

Не станем подробно рассматривать и анализировать все деяния хоккейного мэтра во главе футбольного клуба. Отметим только одно, в той или иной степени коснувшееся многих других команд. Не секрет, что основа мощи хоккейного ЦСКА всегда строилась, прежде всего, на безграничных возможностях его комплектования за счёт призыва в армию практически любого игрока страны. И Тарасов пользовался этим всемерно. Вот и возглавив ЦСКА футбольный, в первую очередь он составил так называемый «список сорока», в который вошли фамилии всех мало-мальски значимых молодых футболистов страны, которых необходимо было срочно «призвать в армию».

Попал в этот список и зенитовец Казачёнок, ярко проявивший себя в предыдущем сезоне. В 1975-м от «тарасовского» призыва его удалось всеми правдами и неправдами укрыть, но долго это продолжаться не могло. Самоуверенный Тарасов сезон в футболе провалил, как говорится, без вариантов, едва спасшись от вылета в первую лигу, и ушёл в отставку (много позже Зонин, похохатывая, откровенничал, как в конце сезона «помогал» терпящему бедствие хоккейному мэтру, делясь с ним очками). Но возможностей открутиться от армии у Казачёнка всё равно больше не было: всесильный военкомат уже наложил на него свою мускулистую лапу.

Битва за Казачёнка
Однако и идти в ЦСКА ему совершенно не хотелось — полуразрушенная команда определённо не соответствовала амбициям футболиста. И тут как раз возник вариант с московским «Динамо», командой, опекавшейся силовыми ведомствами, включавшими в себя пограничные и внутренние войска, а, следовательно, тоже дававшим полную возможность пройти срочную службу, как говорится, «без отрыва» от футбольного поля. Вариант для форварда оказался совсем неплохим: в те годы «Динамо» ещё ставило перед собой высокие цели, руководил командой прекрасный тренер Александр Севидов, да и играли в ней футболисты заметные, именитые... И Казачёнок по окончании сезона-75 направился в «Динамо».

Но не всё оказалось так просто. У руководства «Зенита», как оказалось, были несколько иные планы на дальнейшее трудоустройство форварда, в которые вариант с «Динамо» никак не вписывался. Более полугода продолжалась активная борьба вокруг перспективного футболиста, в результате которой Казачёнок всё-таки начал выступления не за армейский клуб, а именно за «Динамо». Однако из-за всех этих проволочек он был вынужден пропустить весеннее первенство СССР 1976 года, ставшее победным для динамовцев. И только с осеннего чемпионата того года начинается период выступлений Казачёнка в составе этой московской команды.

«Динамо»
Раскрылся ли он в своей новой команде, прижился ли, стал ли там своим? Сам Владимир с большим удовольствием вспоминает те годы. Ведь поиграл он в Москве, вроде как, неплохо: именно его победный гол в финале Кубка СССР 1977 года принёс этот трофей динамовцам; и в еврокубковом полуфинале он поучаствовал; и связка динамовских форвардов Казачёнок-Гершкович была в те годы весьма яркой и приметной, а уж работать под руководством такого высококлассного тренера-педагога, как Сан Саныч Севидов, для любого здравомыслящего футболиста было и приятно, и полезно.
Но, с другой стороны, забивал Владимир за свой новый клуб совсем немного: 13 голов за 3 чемпионата — не результат для Казачёнка-бомбардира, каким мы его знаем. Да и само «Динамо» конца 1970-х, постоянно обретаясь в числе главных претендентов на медали и ежегодно провозглашая своё стремление их завоевать, так ни разу на пьедестал больше и не взошло — всегда не хватало самой малости. Хотя, надо признать, «Зенит» в те годы был ещё менее успешен...

В 1979-м в «Динамо» из «Локомотива» пришёл новый нападающий, небезызвестный Валерий Газзаев, а тренеры недвусмысленно дали понять, что именно на него, а не на ленинградца, они будут делать основную ставку в атаке команды в будущем. И кто знает, как сложилась бы дальнейшая судьба Казачёнка – возможно, так и вошёл бы он в историю отечественного футбола всего лишь одним из длинной череды рядовых динамовских форвардов, а в памяти ленинградских болельщиков и вовсе остался бы, разве что, только своей забавной фамилией, если бы...

Если бы в том же 1979-м главный тренер «Зенита» Юрий Морозов не позвал его в родную команду обратно.

Возвращение в «Зенит»
Не так часто бывает, что, возвращаясь в команду, покинутую по каким-либо причинам, игрок снова становится столь же ярким и необходимым, как прежде. И примеров того, как футболисты-возвращенцы так и не смогли вновь обрести себя, как говорится, несть числа. Возвращение же Казачёнка в Ленинград было воистину триумфальным. Годы в «Динамо» под руководством Севидова не прошли даром – в «Зенит» вернулся зрелый, матёрый мастер.

В первом же зенитовском сезоне он забивает голов больше, чем за все три прошедшие за «Динамо», попутно в составе сборной Ленинграда становясь лучшим бомбардиром Спартакиады народов СССР. Дальше – больше! Вновь обретя «свою» команду, бомбардир становится просто неудержим. Такой голевой «пятилетки» до него не имел ни один игрок в истории «Зенита»: семь десятков голов в официальных матчах команды за пять лет. Место в основе он уже имеет наитвердейшее, авторитет у партнёров абсолютный, доверие тренеров полное, а обожание болельщиков воистину безграничное. Вся атака команды, по сути, заряжена уже только на него, он главная и одно время даже едва ли не единственная ударная сила «Зенита». К примеру, в 1981-м на счету Казачёнка 16 забитых в чемпионате мячей, почти половина всех голов команды. У следующего за ним в списке бомбардиров Юрия Герасимова – всего 4...

Он участвовал во всех мало-мальски опасных моментах, создаваемых его командой в течении матча. Как вне поля, так и на нём всё вертелось вокруг Казачёнка, он всегда был в центре, всегда на виду, ни на секунду не выключаясь из игры. Исключительно напористый, по-спортивному злой и заводной, он яростно таранил оборону соперника, умело прикрывая мяч мощным корпусом, финтя и петляя, но при этом всегда был нацелен только на ворота, к ним его просто тянуло, как магнитом. Несмотря на по-хоккейному плотное телосложение, был он техничен, но техника его была предельно конкретна и рациональна: никаких ажурных кружев, никаких красивостей на потребу публике: финт, другой, качок корпусом, защитник оказывается позади, и сразу – удар по воротам. Забивать он любил, голы свои пунктуально подсчитывал и неприкрыто радовался, когда, в конце концов, был включён в состав престижного Клуба бомбардиров им. Федотова.

Штатный исполнитель всех стандартов команды – угловых, штрафных и, конечно же, пенальти. Кстати, с одиннадцатиметровых Казачёнок забил едва ли не треть своих голов, что, впрочем, вовсе не принижает его бомбардирские достижения — большинство из этих пенальти он сам же и заработал. А вот попробуй остановить этот яростно прущий напролом броневик без нарушения правил! Да и сам он умел, как никто другой, тонко и аккуратно «подставиться», спровоцировать защитника соперника на нарушение правил в штрафной. Причём, не сымитировать фол, картинно упав даже без контакта, а именно «нарваться» на него, сыграть так, чтобы защитнику больше ничего не оставалось, кроме как «срубить» нападающего.

К тому же всегда казалось, что Казачёнок постоянно открыт, свободен — настолько развито было «чувство момента», настолько ловко и умело он мог оторваться от опекавшего его защитника. Оставалось только отдать ему мяч, и... Собственно, так он и говаривал своим молодым партнёрам: «Ты молодой, бегаешь быстро, а что с мячом делать, ещё не знаешь. Так вот: отобрал мяч – отдай его мне». Невольно вспоминается забавный диалог одного спортивного журналиста с известным форвардом ташкентского «Пахтакора» 1960-70-х Берадором Абдураимовым, диалог, сродни анекдоту:
Журналист: «Что такое в футболе пас?»
Абдураимов: «Пас – это когда мяч отдаётся мне».

И ещё: излучал Казачёнок просто потрясающую самоуверенность, от него некими волнами исходило: «Я всё могу, я всё умею, у меня всё получится, я в себе уверен!» А когда есть уверенность, — и впрямь всё получается.

Определённо, ни про одного ленинградского футболиста благодарными болельщиками не было сочинено столько кричалок и стишков:
«Кто в футбол играл с пелёнок? То Володя Казачёнок!»;
«Мяч в воротах, наконец! Казаченок – молодец!»;
«У нашего "Зенита" болельщиков не счесть, пока в "Зените" люди, как Казачёнок есть!»;

и, наконец, знаменитое, девичье:
«Я хочу иметь ребёнка от Володи Казачёнка!»
Всё это из благостных 1980-х, когда звезда Владимира Казачёнка блистала ослепляюще ярко.

В коллективе он даже не душа и не центр – он эпицентр! Всё должно вертеться вокруг него, он должен быть в курсе всего, что происходит, и ничто в команде, да и в клубе, без его участия и даже благословения происходить не имело права. Великолепный рассказчик с замечательным юмором и точнейшими характеристиками, язык сочный, образный, а его знаменитые футбольные байки – это просто материал для отдельной книги.

К его мнению прислушивался даже вовсе не склонный к обсуждениям чего-либо с игроками тренер-диктатор Морозов – даже он подпадал под влияние потрясающей харизмы Казачёнка. Хотя в те годы и слова-то такого, вроде как, не было... А харизма – была! Чувствовали это и трибуны, и любили футболиста всем сердцем. Он же просто купался в обожании ленинградских болельщиков и, надо сказать, отрабатывал за это сполна.

А потом... Потом Морозов ушёл в киевское «Динамо», и у руля «Зенита» в 1983-м встал молодой и никому ещё как тренер неизвестный Садырин.
...Вопрос сосуществования звезды и неформального лидера с ярким и незаурядным тренером — тема отдельного глобального исследования. Примеров того, как не смогли ужиться «под одной крышей» две личности, одна из которых обладает яркой футбольной и личностной харизмой, а вторая по долгу службы обязана иметь безусловный авторитет у команды, — несть числа.

Вот и у Садырина с Казачёнком сразу не заладилось. Авторитет Казачёнка в команде был абсолютный, непререкаемый, даже несколько удушающий, в коллективе он был воистину царь и бог с полным правом «определяющего и решающего голоса». Молодой же начинающий тренер Садырин смириться с этим никак не мог, да и на взаимоотношения внутри коллектива имел несколько иной взгляд. Конфликта, как такового, и не было, но капитанскую повязку со старта первого же сезона Садырина-тренера получил игрок сборной СССР Ларионов, сам Казачёнок (невиданное прежде дело!) порой оставался вне основного состава, активно теснимый из него молодыми амбициозными форвардами из бывшего садыринского дубля, а потому на острие атаки играл всё реже. Да и выглядел тридцатилетний футболист в этом чемпионате уже не столь убедительно, лишь в отдельных матчах напоминая себя прежнего. Что-то ушло...

Завершение
А ближе к концу сезона ситуация в клубе сложилась такая, что Владимир, по сути, просто вынужден был уйти. Приглашений из других команд не принял, поднимать возмущённую бучу, пользуясь своей безграничной популярностью в Ленинграде, не стал — а просто тихо закончил играть в возрасте 31 года. Формальным поводом для завершения карьеры послужила полученная в августе 1983 года травма, из-за которой форвард был вынужден пропустить всю концовку чемпионата. Но это был именно лишь повод. И зимой 1984-го накануне одного из матчей футбольного Турнира породнённых городов (были в 1980-х такие ежегодные соревнования в Ленинграде) состоялись проводы Казачёнка из большого футбола.

Событие это чрезвычайно опечалило многотысячную армию болельщиков «Зенита». Хоть и отыграл Казачёнок в последний свой год не столь много, как прежде, да и был уже не так ярок, но к его непременному присутствию на поле болельщики за прошедшее время настолько привыкли, что даже не представляли, как теперь «Зенит» может играть без своего многолетнего лидера.
Впрочем, следующий же, 1984 год дал на этот вопрос вполне исчерпывающий ответ.

«Нельзя платить болельщикам за долголетние симпатии перезрелой игрой. Хочу в их воспоминаниях остаться если не молодым, то хотя бы молодцеватым» - это говорил не Казачёнок, а почти за полвека до него также закончивший свою карьеру отнюдь не в преклонном возрасте Александр Старостин. Нельзя с уверенностью утверждать, что именно подобные мысли были в конце 1983 года в голове и у Владимира Казачёнка, но ушёл из футбола он именно таким. Молодцеватым.

Но осталась досада. Досада, что этот незаурядный форвард так и не стал ни разу чемпионом: весеннее первенство 1976 года, когда московское «Динамо» в последний раз завоевало золотые медали, Владимир вынужден был пропустить, а свой триумфальный сезон-84 «Зенит» проводил уже без своего многолетнего лидера.
Конечно, можно по этому поводу сказать сакраментальное: «Это футбол». Но есть в этом какая-то несправедливость.

Всего за «Зенит» в 1972–75, 1979–83 г.г. Владимир Казачёнок сыграл 219 матчей, забил 78 голов.
Бронзовый призёр чемпионата СССР 1980.
Лучший бомбардир «Зенита» в сезонах:
1979 — 16 голов,
1980 — 13 голов,
1981 — 24 гола.
В списках 33-х лучших – № 3 (1974, 1979, 1980 )
Капитан «Зенита» в 1982 г.
Лучший бомбардир VII Спартакиады народов СССР в 1979 – 6 голов.
За сборную СССР игроком «Зенита» - 1 матч
Член символического клуба бомбардиров им. Г. Федотова — 104 гола
Член Клуба бомбардиров «Зенита» - Клуба 50 – 78 голов
2 комментария

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться
  • Богдан Соловьёв
    0
    06.09.2012 в 05:31
    Мне кажется,что эпоха когда играл Казачёнок была самой лучшей не считая сегоднюшнюю!
  • Голодаевец
    0
    06.09.2012 в 10:46
    Владимир Александрович и ЗЕНИТ - одно имя