Блог историка Дмитрия Догановского. 

При поддержке издания «История „Зенита“»

308
1175

Колпинский самородок — 55 лет Юрию Герасимову



Сегодня, 17 мая, исполняется 55 лет бронзовому призёру чемпионата СССР 1980 года Юрию Герасимову — нападающему «Зенита» 1980-х, автору самого «быстрого» гола в истории нашего клуба

Как-то раз разговаривал я со своим давним знакомым, уроженцем г. Колпино Ленинградской области (или какое там у него административное подчинение...) Знакомый этот в своё время подавал некоторые надежды в футболе, но до уровня мастеров по разным причинам так и не добрался, хотя всю традиционную «цепочку» (двор — колпинский «Ижорец» — юношеская сборная города — дубль «Зенита») прошёл от начала и до конца. И в беседе с ним я поинтересовался о причинах такой необычной «плодовитости» его родного городка на футбольные таланты.

— А что тут удивительного? — сразу ответил он. — К зенитовцам Казачёнку, Герасимову, Стрепетову, Панову, Астафьеву, кстати, добавь ещё классных хоккеистов СКА Сашу Михайлова, Белякова, Сивова... Николая Дроздецкого, конечно же, и ещё с добрый десяток других. Ну, сам посмотри: ведь Колпино всегда был обычным пролетарским городком со всеми вытекающими отсюда проблемами. Одна из которых: чем детворе себя занять в свободное время? В большом городе куда проще было — вариантов времяпрепровождения множество. А у нас? Либо подворотня и стакан — либо двор, да мяч с шайбой. И им отдавали всё свободное время, больше заняться было, в общем-то, и нечем.
С другой стороны, Колпино расположен настолько близко к Ленинграду, что наиболее талантливые из ребят имели реальную возможность продолжать спортивное образование на более высоком уровне уже в ленинградских спортшколах. Потому и не терялись многие юные колпинские таланты со временем — это тебе не из Котласа какого-нибудь в большой футбол пробиваться.

Пожалуй, прав мой знакомый. На память сразу приходит маленький довоенный Сестрорецк с его инструментальным заводом им. Воскова, тоже своего рода ленинградский «футбольно-хоккейный инкубатор» (Всеволод Бобров, динамовец Анатолий Викторов, будущий знаменитый врач сборной СССР, а в юности футбольный вратарь Олег Белаковский...) А если взять подмосковный Калининград (Подлипки) с окрестностями и их многочисленными заводами, так оттуда появилась и вовсе россыпь блестящих футбольных талантов: Жмельков, Трофимов, Марютин, Войнов, Батанов, Тихонов...

Юрий Герасимов
Вот и спортивный путь Юрия Герасимова вполне вписывался в нарисованную картинку. Традиционную «колпинскую» цепочку «двор — „Ижорец“ — юношеская сборная города...» молодой футболист лишь несколько «модернизировал», попав в конце 1970-х не в зенитовский дубль, а в ленинградское «Динамо», впрочем, выполнявшее в те годы роль своего рода «фарм-клуба» для «Зенита» и являвшееся отличным местом для прохождения «срочной службы» талантливой ленинградской футбольной молодёжью. А вскоре его присмотрел для главной команды города тренер «Зенита» Юрий Морозов.

Форвард резкий, быстрый, настырный, внешне немного похожий на цыгана, Герасимов и играл как-то «по-цыгански» — хитро, изворотливо и нахально. В Ленинграде ещё помнили недавние подвиги «зенитовского Герда Мюллера» Александра Маркина, и его неожиданные гулкие удары по воротам из самых немыслимых положений. Конечно, поджарый, жилистый Герасимов внешне мало походил и на приземистого тумбообразного Мюллера, и на рослого атлета Маркина, но никто другой в «Зените» тех лет не умел так резко, неожиданно, с разворота вдарить по воротам, как Герасимов. Никто не чувствовал себя столь уверенно в толчее штрафной площадки, никто, пожалуй, не обладал такой способностью возникнуть как из-под земли в нужном месте в нужное время, подкараулить отскок от вратаря, в невероятном частоколе ног найти ту узенькую, шириной чуть-чуть, буквально на считанные миллиметры больше окружности мяча щель, и точнёхонько, по-биллиардному послать его в самый угол ворот. Герасимов умел это делать исключительно, и почётное звание «ленинградский Мюллер» с полным на то основанием перешло к нему.

Он был из тех игроков, кто мог полматча пробыть в тени, особо, вроде, не порываясь к воротам, не мотая беспрестанно оборону соперника, внешне как-то расслабленно и неспешно передвигаясь по полю. Порой неискушённый зритель даже начинал посвистывать — мол, играть надо! Но эта вялость была лишь наружная, видимая. Наверное, так же отстранённо, со скучающим видом бродят по базарам цыгане. А глаза из-под томно прикрытых век — зырк, зырк по сторонам: где что плохо лежит, где кто зазевался... Вот и Герасимов, лениво труся вдоль штрафной линии, просто ест глазами оборонительные порядки соперника. И как только возникает малейшая щель в их стройных рядах, чуть видный разрыв — всё! Внешняя неспешность и расслабленность исчезают мгновенно, никаких сомнений, колебаний, лёгкий, резкий, упругий рывок — и Герасимов молнией вклинивается в эту узенькую щель, и партнёры следят за его рывком и пас дают своевременный...

Во второй же игре за «Зенит» Герасимов открыл свой бомбардирский счёт в высшей лиге, оформив дубль в ворота самого киевского «Динамо», после чего на протяжении двух лет подряд место Юрия в основе не подвергалось никаким сомнениям. Яркий, агрессивный дуэт форвардов Казачёнок — Герасимов в 1980-81-м был главной ударной силой «Зенита», и на его долю приходилась ровно половина всех голов команды в официальных матчах этих лет.

Настораживали только постоянно преследующие Герасимова травмы, первую из которых он получил уже в третьем своём матче за «Зенит». А вскоре ещё свалил его и буквально выкосивший едва ли не полкоманды в начале 1980-х гепатит, в результате которого сезон 1982 года фактически пошёл у форварда насмарку. Всё это не могло не сказаться на его игре в дальнейшем: полные матчи отыгрывал он уже нечасто, а дальше — больше: он, фактически, стал «игроком замены». Даже в 1983-м, сыграв в 33 матчах сезона и став лучшим бомбардиром команды, почти в половине матчей он или заменялся, или выходил на замену. По сути, это был последний сезон, когда Юрий ещё числился твёрдым игроком основы «Зенита». В последующие же годы куда более привычным стало слышать от тренеров и комментаторов: «...и травмированный Герасимов...»

Потому и в 1984-м он остался без золотой медали. По существовавшему тогда «Положению», медалями награждались только 15 игроков команды, сыгравших наибольшее количество матчей в сезоне. А Герасимов в течение года так и не смог отвоевать своё место в основе, впервые появившись на поле лишь во втором круге. И неудивительно — чемпионат он после травмы, полученной в весеннем кубковом матче, по печальному обыкновению, начал в «лазарете», а «Зенит» тогда имел длиннейшую скамейку запасных и выбирать тренерам было из кого. Даже после ухода в 1983-м Казачёнка, номинальных нападающих в команде числилось шестеро: Клементьев, Чухлов, Дмитриев, Желудков, Комаров и Герасимов. Разумеется, имея такой широкий выбор классных форвардов, тренеры «Зенита» всё реже доверяли место в основе одному их них, столь подверженному травмам, а посему зачастую не способному выдержать на высоком уровне все 90 минут игры. В общем, в стартовом составе Герасимов в том году не вышел ни разу, да и сыграть довелось ему только в 7 матчах.

Зато в розыгрышах кубка СССР Юрий от души потрудился во славу «Зенита»: сыграв в этом турнире всего 23 матча (опять-таки, только 13 полных), он забил 14 голов, что на протяжении почти двух десятков лет, вплоть до наступления «эпохи Кержакова», оставалось абсолютным рекордом команды.

В мрачном 1987-м, отыграв в общей сложности менее одного полного тайма, форвард понял, что в «Зените» его карьере пришёл конец и уже в мае ушёл в воронежский «Факел». Потом были первая и вторая лиги: «Шинник», горьковский «Локомотив» (в составе которого в 1989-м с результатом 29 голов ленинградец стал лучшим бомбардиром второй лиги), умирающее петербургское «Динамо» и, напротив, карабкающийся вверх питерский же «Локомотив», где, после окончания карьеры игрока Герасимов остался помогать главному тренеру Гиви Нодия.

Вот и получается, что за всю свою игровую карьеру Юрий отыграл полностью чуть более половины матчей. Да и на замену, нередко бывало, выходил за 10–15 минут до конца игры... Причин повышенной травматичности у спортсменов немало, и сказать однозначно, чем именно была обусловлен она у Герасимова, непросто. Наверняка повлияла и та давняя болезнь, и недолеченная травма мениска, полученная ещё в 1981-м в февральском матче на Кубок, которая постоянно, в самые ответственные моменты напоминала о себе...

Но искренне жаль, что этот незаурядный форвард, хоть и оставил заметный след в истории команды, но, очевидно, не сыграл так, как мог, согласно отпущенному ему дарованию.

Всего за «Зенит» в 1980–87 г. г. Юрий Герасимов сыграл 180 матчей, забил 44 гола.

Бронзовый призёр чемпионата СССР 1980 г.
В списках 33-х лучших — № 3 (1980).
Лучший бомбардир «Зенита» в сезоне 1983 г. — 12 голов.
Автор самого «быстрого» гола в истории «Зенита»: 26.08.83, «Нефтчи» — «Зенит» 2:5, на 10-й секунде матча.
Лучший бомбардир «Зенита» в розыгрышах Кубка СССР — 14 голов.
Автор единственного зенитовского «покера» в розыгрышах Кубка СССР: 24.02.81, «Зенит» — «Торпедо» (Кт) 8:1.
3 комментария

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться
  • Счастливчик
    0
    17.05.2013 в 02:04
    Да. История. Славная история. С праздником!
  • Yuranewaspb
    0
    17.05.2013 в 02:06
    Прекрасные ИГРОКИ делают замечательную историю. С днем рожденья!
  • mnxacm1970
    0
    17.05.2013 в 05:17
    с днем рожденья тебя ветеран зенита.