Блог историка Дмитрия Догановского. 

При поддержке издания «История „Зенита“»

308
1175

К 30-летию первого чемпионства «Зенита»

Ровно 30 лет назад, 21 ноября 1984 года, в истории «Зенита» произошло событие, значение и последствия которого трудно переоценить. Ровно 30 лет назад обрёл полноценное наполнение легендарный слоган ленинградских футбольных болельщиков «Зенит-чемпион!». Ибо в этот день «Зенит» и на самом деле впервые в своей истории стал чемпионом.
dogb.jpg

Почти полвека, с самого первого чемпионата СССР, ленинградцы ждали этого успеха, с надеждой встречая каждый новый сезон, верили в своих игроков и тренеров, оставаясь, пожалуй, самыми преданными болельщиками в Союзе. Но годы шли, а ничего вразумительного у питерских футбольных команд не получалось. Постепенно, одного за другим теряя многочисленных поначалу представителей, к середине 1960-х родина российского футбола осталась представленной в элитном дивизионе единственным «Зенитом». 

Питерский футбол, безраздельно господствовавший в России в начале века, с переносом столицы в Москву постепенно начал деградировать. Ещё в 20-е годы прошлого века наравне сражаясь с московскими командами, в 30-е ленинградский футбол уже заметно уступал столичному. К началу же регулярных чемпионатов СССР среди клубных команд в 1936 году от былой славы питерского футбола остались одни воспоминания. Постепенно сошли прославленные ветераны, те, которые ковали победы футбола Северной столицы в 1920-е, в стремительно богатеющую новую столицу Москву в последующие десятилетия один за другим устремились лучшие воспитанники ленинградского футбола и тренеры (причём, многие из них отнюдь не по своей воле). Футбольная Москва жирела за чужой счёт, и неудивительно, что из года в год абсолютно доминировала на всесоюзной арене. Позднее, уже в 1960-80-х, конкуренцию ей составил Киев, точно так же заставивший работать на себя всю богатейшую на футбольные таланты Украину... 

У Ленинграда никогда таких возможностей не было. Городским властям во все времена не было до футбола практически никакого дела. Финансирование его было скудным, самостоятельно зарабатывать деньги клубы не имели права, а заработки самих футболистов, в том числе, и «Зенита», хоть и приличные по сравнению с общей массой советских трудящихся, всё же не шли ни в какое сравнение с деньгами, получаемыми игроками большинства других советских клубов высшей лиги. В первую очередь, украинских и столичных. А потому особой привлекательностью ленинградские команды для потенциальных новичков хорошего класса из других городов не пользовались. И ленинградский футбол жил без особых притязаний вплоть до второй половины 1970-х. 

Именно в это время в нём явственно обозначились определённые положительные сдвиги. Первой ласточкой стало выступление «Зенита» в осеннем первенстве 1976 года, в котором команда хоть и заняла лишь пятое место, но впервые в своей истории завоевала приз им. Г. Федотова «Самой результативной команде», приз «Крупного счёта», а Александр Маркин стал лучшим бомбардиром сезона. 

Пошла отдача и от не так давно ставших специализированными детских городских футбольных школ «Смена» и «Зенит». И если ещё в 1977 году тренер С. Завидонов сетовал в прессе, что из сотен выпускников этих школ до команд мастеров за последние десять лет дошло всего несколько человек, а в основном составе «Зенита» сумел закрепиться и вовсе лишь один футболист, то вскоре ситуация заметно изменилась. Во второй половине 1970-х обе школы наконец-то получили в своё распоряжение отличные тренировочные комплексы на ул. Верности и на ул. Бутлерова, что не могло не принести результата. Забегая вперёд, заметим, что из пятнадцати обладателей золотых медалей 1984 года восемь являлись выпускниками «Смены» и ещё трое — СДЮСШ «Зенит». 

Но это было попозже, пока же, для начала, в 1978-м команда «Зенита» стала чемпионом СССР среди юношей до 19 лет. В шести матчах финального турнира ленинградцы потеряли лишь одно очко, забив при этом четырнадцать голов, а пропустив всего пять. Год спустя сборная Ленинграда, составленная, в основном, из выпускников этих же двух школ, выиграла популярный турнир «Переправа» для 20-летних футболистов, анонсировавшийся в то время, ни много, ни мало, как чемпионат СССР среди молодёжных команд. Победив в своей группе команды Казахстана, Армении, Эстонии и Латвии с общим счётом 11:4, ленинградцы в полуфинале разгромили Таджикистан 7:0, а в финале по пенальти одолели традиционно сильную сборную Москвы. Ленинградская команда предстала перед болельщиками слаженным, крепким коллективом, с яркими, заметными игроками в составе: именно тогда впервые на всю страну прозвучали фамилии будущих зенитовцев Степанова (капитана сборной), Канищева (лучшего полузащитника турнира), Кузнецова, Захарикова, Воробьёва... 

В «Зенит» пришёл энергичный, грамотный и амбициозный тренер Юрий Морозов, который в противовес годами существовавшему засилью в команде легионеров со стороны сделал ставку на молодых ленинградских игроков. Результат — «бронза» 1980 года — первые медали «Зенита», настоящий прорыв в истории этого вечного середняка советского футбола. В 1983-м Морозов, оставив своему преемнику Павлу Садырину отлично укомплектованную и боеспособную команду, уже познавшую вкус побед, направился в Киев, в «Динамо». Но процесс, как говорится, пошёл. 

Несмотря на традиционный активный интерес ко многим игрокам «Зенита» со стороны столичных клубов, Садырину удалось полностью сохранить доставшийся ему в наследство состав. И к началу 1984 года «Зенит» уже представлял собой прекрасно сбалансированную по всем линиям команду, определённо способную на многое. Напористое, хитроумное нападение; лёгкая, исключительно мобильная полузащита; мощные, жёсткие защитники и находящийся в самом расцвете сил рослый, отважный вратарь — да, с такой командой уже можно было штурмовать вершины. И впервые за многие годы перед командой была поставлена высокая задача на сезон: пьедестал. 

Золотой сезон

Однако чемпионат «Зенит» начал не слишком впечатляюще, после первых шести матчей имея в активе всего одну победу, правда, над прошлогодним чемпионом «Днепром». После этого, потихоньку карабкаясь вверх по турнирной лестнице, «Зенит» параллельно сумел дойти до финала Кубка СССР. А это тема для отдельного разговора, тем более что итог финала оказал немалое влияние на дальнейший ход событий в том чемпионате. 

Уже сам выход «Зенита» в финал Кубка (впервые с 1944-го года!) наглядно показал, что ленинградцы настроены решительно. Сыгранная, дружная, заводная и уверенная в своих силах команда находилась в самом что ни на есть «золотом» футбольном возрасте (большинству игроков в районе 23–26 лет), всё чаще во всей красе демонстрируя настоящую, фирменную «садыринскую» игру — мощную, размашистую, напористую. Игру, в которой мяч не задерживался в середине поля, а максимально быстро доставлялся к чужим воротам; игру мобильную, комбинационную, с выдумкой, с резкими и неожиданными сменами направления атак, эффектными и нестандартными «домашними заготовками». От команды ждали первой победы в сезоне, первого трофея — ведь противостояло ленинградцам в финале Кубка уныло барахтающееся в самых низах турнирной таблицы московское «Динамо». В неминуемости этой победы были уверены все, её не просто ждали — её требовали. Требовали болельщики, требовало городское руководство, требовали ленинградские спортивные начальники... 

А в результате, сверх меры накрученные перед матчем зенитовцы вышли на поле скованными и зажатыми. Куда-то подевалась столь присущая команде в последних встречах чемпионата раскованность и непринуждённость, игра получалась натужной, слишком академичной и медленной. И «Динамо»-то ничего внятного со своей стороны не показало, отчаянно защищаясь и уповая на контратаки, которые, впрочем, легко гасились зенитовской защитой ещё на дальних подступах к своей штрафной.

Так продолжалось весь первый тайм: «Зенит» имел ощутимое преимущество, но воплотить его в голы никак не мог. Второй тайм начался в том же ключе, только в действиях ленинградских футболистов появилась ещё и определённая нервозность: результата-то нет! Футболисты начали суетиться, спешить, но от этого стало только хуже.

И москвичи чутко уловили смену настроения зенитовцев. Было видно, просто ощущалось, как заводит, тянет своих игроков за собой, переламывает игру неутомимый Газзаев — безусловный лидер «Динамо» в том матче. И к середине второго тайма москвичи осмелели и неожиданно резко взвинтили темп. Не готовые к такому повороту дел ленинградцы оказались едва ли не прижатыми к своим воротам. По крайней мере, их преимущества как ни бывало. 

И вскоре наступила развязка. В дополнительное время (опять это дополнительное время!), в течение десяти минут динамовцы забили «Зениту» два образцово-показательных гола, наглядно показав, как надо настраиваться на решающие матчи. 
Надежды ленинградских болельщиков не сбылись — Кубок остался в Москве.

До сих пор продолжаются споры, что было бы, если бы «Зенит» выиграл-таки тот финал у «Динамо»? Смог бы он к этому трофею присоединить и чемпионские медали? И многие убеждены, что проигрыш в финале как раз и помог «Зениту» не расслабиться, почивая на лаврах, а, определив для себя новые рубежи, с удвоенной энергией ринуться на штурм другой, небывалой для ленинградского футбола высоты. Наверное, это так, но ещё многие годы в сердцах болельщиков «Зенита» сидела маленькая колючая заноза несбывшейся возможности грандиозного успеха их команды — «золотого дубля»-84. Успеха, которого из немосковских команд до того добивались лишь киевляне, да однажды «Арарат». Успеха, который всё-таки пришёл к «Зениту», но лишь четверть века спустя.

А тогда, в июне 1984-го, в душах поселилось смятение: любимая команда проиграла финал, проиграла обидно, неожиданно, уступив явному аутсайдеру. С расстройства сразу после этого в чемпионате был вчистую проигран и домашний матч «Спартаку». Ленинградский болельщик приуныл...

И тут надо отдать должное молодому тренеру Садырину, сумевшему быстро и эффективно вывести команду из вполне понятного ступора. По легенде, именно в разочарованной гробовой тишине раздевалки стадиона «Лужники» сразу после финала Садырин произнёс историческое: «Что ж, Кубок мы сегодня проиграли, но жизнь продолжается. Теперь мы обязаны выиграть чемпионат, иначе нас просто не поймут». Сказано это было так спокойно, естественно и уверенно, как будто тренер просто предложил своим подопечным поработать в выходной, иначе, мол, план не выполнить. А ведь в те годы замахнуться на чемпионство для «Зенита» было чем-то из разряда совершенно нереального: за все предыдущие почти 50 лет выступлений в чемпионатах СССР ленинградская команда могла похвастаться, разве что, единственной «бронзой» и ни разу на чемпионство реально не замахивалась. Ни о каких глубоких и славных победных традициях и речи не было. А тут такая спокойная, убедительная уверенность главного... 

Трудно сказать, как там было на самом деле, сказано ли это было именно в раздевалке «Лужников» или спустя несколько дней на базе в Удельной, да и сказано ли вообще. Но уж больно легенда красивая.

Как бы там ни было, но после поражения от «Спартака», «Зенит» собрался и начал с завидной регулярностью набирать баллы: в последующих четырёх матчах команда потеряла только одно очко и сохранила за собой место в группе лидеров.

И вот, наконец, первый исторический матч «Зенита» того сезона — в Тбилиси с местным «Динамо». Более-менее равной игра была только первые минут 20. После этого динамовцы перехватили инициативу, а в середине второй половины встречи один за другим забили два гола. Ленинградские болельщики, многие из которых следили за перипетиями матча по спортивным включениям радиостанции «Маяк», были расстроены: до конца матча оставалось каких-то 10 минут, а в игре «Зенита» не было никаких предпосылок к тому, что за это время хоть что-то изменится. Да ещё в Тбилиси, где зенитовцы (да и не только они) всегда играли чрезвычайно натужно...

Очевидно, твёрдо уверовали в свою окончательную победу и динамовцы, начавшие откровенно красоваться перед радостно-возбуждённой публикой, демонстрируя своё индивидуальное техническое мастерство. Это их и подвело. И следующее радиовключение из столицы Грузии началось с горестного восклицания легендарного Котэ Махарадзе: «В Тбилиси творится что-то невероятное!» И было отчего прийти в отчаяние замечательному грузинскому комментатору: всего за три (!) минуты зенитовцам удалось не только сравнять счёт в, казалось, безнадёжно проигранном матче, но и выйти вперёд! Незадолго до того вышедший на замену Сергей Дмитриев за каких-то полторы минуты забил два гола, а, спустя ещё секунд 40, Клементьев вывел «Зенит» вперёд. До конца игры ещё 7 минут, но теперь уже никто не сомневается в победе ленинградцев: зенитовцы поймали такой неимоверный кураж, что продлись матч ещё минут 15, счёт мог бы стать и 4:2, и 6:2 — «Динамо» было просто смято.

И, как заключительный аккорд всей этой феерии, на всю страну прозвучали прозорливые слова мудрого Махарадзе: «Ну, знаете ли, это — игра чемпионов!» До конца первенства оставалось ещё целых 4 месяца...

И действительно, после этой триумфальной победы «Зенит» впервые единолично возглавил турнирную таблицу. Впрочем, никто тогда даже и представить не мог, что больше в том сезоне ленинградская команда первую строчку не покинет. Приученный к многочисленным спадам «Зенита» после подобных локальных достижений, питерский болельщик боялся загадывать, чтобы не спугнуть удачу. 

А тут подоспел и второй исторический матч сезона — в Москве со «Спартаком». Блестящий бенефис Желудкова с его фантастическими голами в ворота голкипера сборной СССР Дасаева, парированный Бирюковым пенальти, воистину вдохновенная игра зенитовцев, оставшихся после удаления Клементьева ещё и в меньшинстве, привели к той исторической победе, после которой в Ленинграде впервые всерьёз заговорили о медалях высшего достоинства. 

А «Зенит», тем временем, выдав восьмиматчевую беспроигрышную серию, в которой одержал семь побед, к концу августа довёл свой отрыв от преследовавших его «Днепра», «Торпедо» и «Спартака» до четырёх очков. Даже последовавшая за этим серия маловразумительных матчей (бремя лидерства с непривычки оказалось тяжеловатым для ленинградцев), хоть этот отрыв и сократила, но не помешала «Зениту» удержаться на первой строчке — конкуренты тоже оступались. А потом был финишный рывок, по ходу которого последовательно были повержены в гостях(!) главные на тот момент конкуренты «Торпедо» и «Днепр», а дома — традиционно неудобный соперник, злой и колючий «Шахтёр», которому в чемпионате уже ничего было не надо, но при этом он сражался так, будто именно он боролся с «Зенитом» за золото... Матчи эти не блистали изысканной футбольной красотой — это была настоящая битва характеров, игра на нерве, на воле, победы не добывались, они воистину выгрызались зубами. Этой команде уже всё было по плечу.

Золотой матч

И, наконец, третий исторический матч того года, последний и завершающий, состоявшийся ровно 30 лет назад, 21 ноября 1984 года — с «Металлистом», дома, в СКК им. Ленина. Уже до его начала было ясно: «Зенит» при любом исходе, как этой встречи, так и вынесенной за рамки сезона отложенной игры «Спартака» с ростовским СКА, обеспечил себе, как минимум, серебряные медали. Но об этом никто даже и не думал: впервые в истории перед ленинградской командой явственно замаячила высочайшая вершина — ни о каком расслаблении и речи быть не могло!

На последнюю игру сезона «Зенит» вышел максимально собранным. Некоторая зажатость от чрезмерного груза ответственности улетучилась на 22-й минуте, когда невозмутимый капитан команды Николай Ларионов в прыжке, слёта забил первый гол, сделав поистине чемпионский задел на игру. И уже через полчаса игры, после гола давно не забивавшего Желудкова, даже отъявленным скептикам стало ясно: «Зенит» — чемпион!

Второй тайм был похож на сказку: 25 тысяч счастливчиков, сумевших попасть на этот матч, орали все 45 минут, не умолкая — на их глазах творилась История, и все это прекрасно осознавали, обоснованно считая и себя причастными к грядущему триумфу! Даже до отказа забившая центральную трибуну, как и на всех иных модных событиях, «элита» советских времён (директора баз, заведующие магазинов, секретари райкомов и исполкомов и прочая с супругами), к футболу никогда не имевшая никакого отношения — и та поддалась состоянию всеобщей эйфории и восторга, скача, вопя и размахивая руками. 

Зенитовцы же, сделав игру и видя полную деморализованность соперника, тем не менее, не стали валять дурака, играя на публику, а по-чемпионски довели «золотой матч» до разгрома: жирный восклицательный знак поставил Сергей Дмитриев, каким-то немыслимым ударом под перекладину заколотив четвёртый гол — 4:1. После чего весь стадион встал, и больше уже никто не садился. Финальный свисток судьи матча В. Бутенко потонул в неистовом рёве трибун, которому, казалось, глухим рокотом отозвался весь огромный город — сотни тысяч ленинградцев в этот же момент с восторженным воплем подскочили у своих телевизоров: «Зенит» — чемпион! Игроки ринулись качать тренера. 

Золотая дружина

В тот же вечер Ленинград начал праздновать, и состояние эйфории, охватившее огромный город, всю зиму преобладало над всеми другими чувствами. В красных уголках и актовых залах предприятий и заводов официально устраивались торжественные собрания, посвящённые исторической победе; ни одно застолье в городе не обходилось без тоста «Зенит – чемпион!»; бабульки на рынках украдкой продавали самодельные вязаные шапочки с надписью «Зенит-чемпион»; эти же слова вмиг вытеснили привычные надписи на заборах и стенах; вскоре в государственной продаже появились и знаменитые полиэтиленовые мешки с той же надписью; в автобусах, троллейбусах, трамваях и даже в поездах метро, объявляя следующую остановку, водители не забывали радостно добавлять «Зенит — чемпион!», а восторженные железнодорожники решили в честь команды назвать поезд, курсирующий по маршруту Ленинград — Кисловодск именем «Зенит». 

Не менее месяца после окончания «золотого» матча зенитовцы всей командой мотались по многочисленным предприятиям города, по фабрикам и заводам, райкомам и исполкомам, домам и дворцам культуры, чтобы под овации переполненных актовых залов вновь и вновь рассказывать о том, «как это было». Восторг, обожание, подарки... Аплодисменты, славословия, здравицы... Голова кругом...

Фамилии игроков-триумфаторов теперь наизусть знали даже люди, прежде к футболу относившиеся абсолютно равнодушно:

М. Бирюков, А. Давыдов, А. Степанов, В. Долгополов, С. Кузнецов, Н. Ларионов, В. Мельников, В. Брошин, А. Афанасьев, С. Веденеев, Д. Баранник, Ю. Желудков, Б. Чухлов, С. Дмитриев, В. Клементьев. 

А также тех, кто в силу тогдашних футбольных законов медалей не получил, но свой вклад в зенитовский триумф, безусловно, внесли: В. Золин, Н. Воробьёв, Ю. Герасимов, А. Захариков, Г. Тимофеев, И. Комаров. 

И, конечно же, тренер команды Павел Садырин, в одно мгновение ставший героем, легендой и всеобщим любимцем.

Пройдут годы, «Зенит» ещё не раз будет на вершине, будут новые имена, новые герои и новые кумиры. И многие из них, возможно, будут и ярче, и класснее, и профессиональнее... Но имена триумфаторов 1984-го навечно вписаны в историю петербургского футбола самыми крупными золотыми буквами, потому что они были ПЕРВЫМИ!
0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться