ВЛМ посетил ВИМ, а ПЖ посетил магазин

http://www.sovsport.ru/gazeta/default.asp?date=2003/4/18&id=108676
6 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться
  • Nesta
    -0.2
    18.04.2003 в 09:33
    Примечательно- завтра с утра команда собирается на базе на карантин. ПЖ умеет делать выводы из ошибок?
  • Vоland
    0
    18.04.2003 в 09:38
    Наверно нашу книгу читает :)
  • Centurion
    0
    18.04.2003 в 09:51
    http://www.euro-football.ru/news/shownews.php3?num=3376

    По теме ВИМ
  • Dogan
    0
    18.04.2003 в 12:18

    Сегодня исполняется 57 лет Вячеславу БУЛАВИНУ – защитнику Зенита 60-70-х, главному тренеру 90-го.

    Как-то уже в нашем сознании укоренилось мнение, что испокон веков Зенит комплектовался преимущественно за счёт своих, доморощенных игроков. Когда в последние годы эта традиция была очевидно нарушена, многие болельщики с явным неудовольствием восприняли новые веяния в питерском футболе.

    Впрочем, если уж разобраться, то те, кого мы нынче называем легионерами, всегда в достаточно большом количестве присутствовали в составе нашей команды во все времена. Более того, многие из них сыграли (а некоторые и до сих пор играют) важнейшие роли в жизни Зенита. Со временем, мы уже даже и забываем о том, что они не местные, некоренные, совершенно искренне и уверенно считая их своими, питерскими. Это и астраханец Марютин, и пермяк Садырин, и Бирюков из Подмосковья... Список можно продолжать и продолжать (Давыдов, Зинченко, Дергачёв, Завидонов, Мельников, Востроилов, Вьюн, Кравец...) Ну, скажите, у кого повернётся язык назвать их легионерами? Закончив играть, все они остались в нашем городе, верой и правдой продолжая служить питерскому футболу.

    Вот и казанец Булавин накрепко связал свою жизнь с Ленинградом-Петербургом. Начинал он в казанском Рубине, команде, звёзд с неба вплоть до последнего времени не хватавшей, зато давшей, в своё время, нашему футболу незаурядных тренеров Зонина и Севидова, блистательного полузащитника киевского Динамо и сборной СССР 70-х В.Колотова, зенитовского вратаря 60-х И.Галимова... В Рубине в 90-е работал П.Садырин, играли бывшие зенитовцы Окрошидзе, Наумов, О.Дмитриев, А.Бобров... В общем, связи с Казанью наш Зенит всегда поддерживал достаточно тесные.

    Вот и в 1967-м, одном из самых смутных годов в истории нашей команды, тренер А.Алов, лихорадочно тасуя зенитовский состав в надежде найти оптимальное сочетание игроков и решив в середине сезона вернуть из Рубина игравшего там в последнее время бывшего зенитовского голкипера Галимова, заодно с ним пригласил и молодого 21-летнего защитника Булавина.

    Впрочем, реально помочь своей новой команде Булавин не успел. Да и сложно это было. Решительно взявшись за обновление состава явно «захандрившей» в последние годы команды, Алов первым делом без содроганий разогнал заслуженных и опытнейших зенитовских ветеранов, лидеров команды Завидонова, Дергачёва, Совейко, А.Васильева... И на развалинах старой команды попытался создать новую. Однако, пропустив за сезон через команду без малого полсотни(!) игроков, Алов так и не смог создать даже подобия боеспособного коллектива. То ли не хватило ему прозорливости для принятия правильных решений по новичкам, то ли, увлёкшись разрушением, он незаметно для себя сломал хребет своей команде... Последнее, 19 место Зенита в том году – печальный итог этого бесполезного поиска.

    Пришедший на смену Алову Артём Фальян, первым делом вновь изрядно перетасовал состав, отчислив многих из неудачных приобретений предыдущего тренера. Булавина же оставил, более того, именно при Фальяне Вячеслав прочно занял место в основном составе Зенита.

    Рослый, поджарый, скоростной защитник, отличный персональщик, игрок грамотный и ответственный, он играл неброско, без выкрутасов, исключительно рационально. Никаких лишних движений, финтов, никакой лишней беготни. Всё вовремя, всё по-делу. К тому же обладал он очень важным качеством: безупречной игровой дисциплинированностью. Если ему предписывалось в матче построже сыграть в обороне – будьте уверены: среднюю линию он не перейдёт ни разу. Если ему вменялось на эту игру выключить определённого форварда соперника – тот просто переставал существовать на поле: Булавин прицеплялся к нему бульдогом и, благодаря отменной выносливости, держал его в тисках весь матч, не давая тому ни секунды передышки. Если по заданию тренера он должен был почаще подключаться к атакам – берегись! Он постоянно таранил бы оборону противника по своему правому флангу, а уж удар-то у него был весьма неплох. Его лихие скоростные рейды вдоль бровки даже стали его своеобразным фирменным знаком. При этом, они не были бесцельны: его навесы и прострелы в штрафную всегда таили опасность. Не чуждался он и сам выйти на ударную позицию и смачно вдарить по воротам.

    Ему было в принципе безразлично, против кого играть – он просто выполнял задание на игру с максимальной рациональностью и самоотдачей. Будучи игроком исключительно корректным, себя же он ни в игре, ни на тренировках не жалел.

    Поиграл за Зенит Булавин ярко, заметно, долго. Пережил смену трёх тренеров, и только пришедший в команду в 1978-м Ю.Морозов, места в команде для заслуженного 32-летнего ветерана не нашёл...

    Впрочем, Булавин не потерялся после завершения карьеры. Проявил он себя практически сразу, да ещё как! Собранная и руководимая им молодёжная сборная Ленинграда уже в 1979-м безоговорочно победила в розыгрыше популярного в те годы турнира молодёжных команд «Подснежник», не потерпев ни одного поражения с разницей мячей 18-4(!) и в финале одолев принципиального соперника – сб.Москвы. Команда сыграла ярко, мощно, получив в конце турнира специальный приз «За атакующий стиль игры». В составе нашей команды впервые прозвучали имена А.Степанова, С.Кузнецова, А.Канищева, Н.Воробьёва, А.Захарикова... А ведь были ещё и игроки по тем или иным причинам не закрепившиеся впоследствии в составе Зенита, но прославившиеся в других клубах - Худорошков в Перми, Гаврилов (лучший бомбардир Переправы-79, кстати) – в Казани...

    Именно после этого турнира за Булавиным закрепилась слава «открывателя талантов».

    К слову: впоследствии больше ни разу сборная нашего города ничего на этом турнире не добивалась.

    Вскоре он уже работает помощником Садырина в «большом» Зените. Однако, в связи со скандалом 1987-го года, вместе с Павлом Фёдоровичем, покинуть команду пришлось и ему...

    Но, и тут Булавин-тренер не теряется. В СДЮШОР Зенит он принимает и ведёт команду 1976 года рождения, которой до него руководил В.Мельников – ещё один проницательный открыватель молодых дарований. И вновь открытия! Угаров и Зезин, Коганов и Сенников... – воспитанники Булавина. Наконец, в 1988-м в его команде появляется маленький шустрый игрок, которого зовут Александр Панов.

    ...Конец 80-х в истории Зенита – время смутное, даже драматическое. Под грузом организационных проблем на фоне внутрикомандных дрязг и разборок недавний чемпион и триумфатор рухнул. Последнее место в турнирной таблице 1989-го года и вылет в низшую лигу – вот закономерный итог одного из самых мрачных периодов в истории нашей команды. Впрочем, кто тогда думал, что это на самом деле только начало, что пребывание Зенита в первой лиге растянется на годы?

    Тогда это было воспринято, как досадная случайность, все были уверены, что команде вполне по силам сходу исправить это в первый же год. Впрочем, настроения внутри клуба, напротив, были весьма далеки от этого оптимизма. Там-то вполне отчётливо представляли себе, насколько ситуация непроста и безрадостна. Наверняка знал это и Голубев, в разгар сезона-89 попытавшийся спасти рушащуюся команду. И В.Мельников, принявший её перед самым началом сезона-92. Прекрасно отдавал себе отчёт в призрачности надежд на резкое выздоровление клуба и Булавин, согласившийся возглавить команду, опять-таки в середине 1990-го года.

    Принимать команду в этой обстановке значило практически наверняка обречь себя на неудачу, поставить под удар свои репутации, свои, по сути, только начинающиеся тренерские карьеры.

    Знали они, на что идут? Наверняка! Но они шли в загибающийся Зенит, потому что не могли спокойно наблюдать, как гибнет их родная команда, которой каждый из них отдал по десятку своих игровых лет. И их попытки что-то сделать, как-то исправить положение дел заставляли невольно вспомнить незабвенного героя из Ламанчи и его титаническую и бесполезную битву с известными сельскохозяйственными строениями. Обстановка внутри клуба и вокруг него не давала никаких возможностей для успеха. И это подтвердил пример пришедшего в 1991-м опытного Морозова. Даже этому твёрдому, несгибаемому и авторитетному тренеру не удалось добиться успеха с командой, прочно и безнадёжно осевшей в первой союзной лиге.

    В подобных форс-мажорных ситуациях мало иметь тренерские таланты – гораздо важнее крепкая деловая хватка: умение доставать (вышибать, выклянчивать, в конце концов – зарабатывать) деньги, решать для игроков команды бытовые и жилищные вопросы, обивать пороги бесконечных кабинетов чиновников, от которых в той или иной степени зависит судьба команды. Относительную жизнеспособность подобного рода тренерской деятельности на заре обновлённого российского футбола доказали небезызвестные Овчинников, Найдёнов, Четверик... Руководимые ими клубы могли кое-как держаться на плаву, даже добиваться небольших локальных успехов, но положение их всегда было шатким, и достаточно быстро они сошли с авансцены российского футбола, растворившись во мраке низших лиг.

    У Булавина определённо подобной деловой хватки не было. Никакие тренерские таланты не способны подвигнуть на подвиги игроков, месяцами не получающих зарплату, поднять команду, которая не имеет нормальных условий ни для тренировок, ни для общей жизнедеятельности. И ни в коем случае это не упрёк Вячеславу Ивановичу! Всё возможное для команды он делал, а вопросы жизнедеятельности клуба, всё-таки, должны решать другие люди, те, кому это положено по должности. А вот они-то с руководством клуба совершенно определённо не справились.

    Кто знает – приди Булавин в более благополучное для Зенита время, возможно, его успехи с командой были бы куда более очевидные.

    А тогда, в 1990-м, пытаясь сходу спасти команду, руководство клуба решило вновь, как и более 20 лет назад, в 1968-м, прибегнуть к помощи тренера-легионера. Им стал прославленный в прошлом полузащитник киевского Динамо и сборной СССР А.Коньков, только что с изрядным шумом покинувший руководимый им донецкий Шахтёр. Конечно, наследство досталось ему весьма неприглядное, но всё равно: единственная натужная победа в 7 стартовых матчах Зенита в первой лиге – результат совсем неважный... Понял это и Коньков и подав в мае в отставку, несолоно хлебавши покинул берега Невы, прихватив с собой и приведённых в межсезонье залётных легионеров (Смолянинов, Горилый, Юшков, Жабченко...), Принявший команду Булавин, попытался силами питерских воспитанников поднять Зенит, смело введя в состав целую группу 17-18-летник игроков, но, увы...

    Впрочем, своё реноме «открывателя талантов» он вновь подтвердил: при нём в Зените появились М.Боков, О.Дмитриев, талантливый вратарь А.Заикин, герой турнира Гранаткина-89 М.Зарицкий (ныне игрок сборной Люксембурга)...

    В команду вернулись прославленные ветераны В.Долгополов и С.Кузнецов...

    Однако, помочь Зениту в тот год не смогли и они – слишком много было упущено на старте сезона, да и обстановка в клубе ничуть не улучшилась. В сентябре, поняв что дальше терпеть невозможно, Булавин освобождает из команды совершенно «расслабившихся» экс-чемпионов Степанова, Баранника и Афанасьева. Заметно лучше отыграв второй круг, команда, однако, заняла 18-е итоговое место из 20-ти, что совершенно справедливо было расценено, как неудача и со следующего сезона команду возглавил Морозов.

    А Булавин вновь возвращается в школу Зенит, где работает вплоть до 1999-го, когда принимает предложение тренировать зенитовский фарм-клуб второй лиги Зенит-2.

    И можно сколько угодно утончённо переживать по поводу засилья в Зените легионеров: если все они окажутся такими, как Булавин – я лично ничего против иметь не буду. Наш он, питерский!

    Всего за период с 1967 по 1977 за Зенит сыграл 226 матчей, забил 11 голов (1 из них – в свои ворота).

    Под его руководством Зенит в 1990-м сыграл 31 матч: 7 побед, 11 ничьих, 13 поражений, разность мячей 30-32.
  • DIMAX
    0
    18.04.2003 в 12:29
    DOGAN как всегда супер познавательно!
  • Strongylocentrotus
    0.3
    18.04.2003 в 02:35
    Просто огромное спасибо!
  • Dogan
    0
    18.04.2003 в 03:33
    Ой, какой ляп!:)))

    Турнир молодёжных команд назывался Переправа, а не Подснежник! Чего не ляпнешь впопыхах:(
  • Dogan
    0
    18.04.2003 в 12:18

    Сегодня исполняется 57 лет Вячеславу БУЛАВИНУ – защитнику Зенита 60-70-х, главному тренеру 90-го.

    Как-то уже в нашем сознании укоренилось мнение, что испокон веков Зенит комплектовался преимущественно за счёт своих, доморощенных игроков. Когда в последние годы эта традиция была очевидно нарушена, многие болельщики с явным неудовольствием восприняли новые веяния в питерском футболе.

    Впрочем, если уж разобраться, то те, кого мы нынче называем легионерами, всегда в достаточно большом количестве присутствовали в составе нашей команды во все времена. Более того, многие из них сыграли (а некоторые и до сих пор играют) важнейшие роли в жизни Зенита. Со временем, мы уже даже и забываем о том, что они не местные, некоренные, совершенно искренне и уверенно считая их своими, питерскими. Это и астраханец Марютин, и пермяк Садырин, и Бирюков из Подмосковья... Список можно продолжать и продолжать (Давыдов, Зинченко, Дергачёв, Завидонов, Мельников, Востроилов, Вьюн, Кравец...) Ну, скажите, у кого повернётся язык назвать их легионерами? Закончив играть, все они остались в нашем городе, верой и правдой продолжая служить питерскому футболу.

    Вот и казанец Булавин накрепко связал свою жизнь с Ленинградом-Петербургом. Начинал он в казанском Рубине, команде, звёзд с неба вплоть до последнего времени не хватавшей, зато давшей, в своё время, нашему футболу незаурядных тренеров Зонина и Севидова, блистательного полузащитника киевского Динамо и сборной СССР 70-х В.Колотова, зенитовского вратаря 60-х И.Галимова... В Рубине в 90-е работал П.Садырин, играли бывшие зенитовцы Окрошидзе, Наумов, О.Дмитриев, А.Бобров... В общем, связи с Казанью наш Зенит всегда поддерживал достаточно тесные.

    Вот и в 1967-м, одном из самых смутных годов в истории нашей команды, тренер А.Алов, лихорадочно тасуя зенитовский состав в надежде найти оптимальное сочетание игроков и решив в середине сезона вернуть из Рубина игравшего там в последнее время бывшего зенитовского голкипера Галимова, заодно с ним пригласил и молодого 21-летнего защитника Булавина.

    Впрочем, реально помочь своей новой команде Булавин не успел. Да и сложно это было. Решительно взявшись за обновление состава явно «захандрившей» в последние годы команды, Алов первым делом без содроганий разогнал заслуженных и опытнейших зенитовских ветеранов, лидеров команды Завидонова, Дергачёва, Совейко, А.Васильева... И на развалинах старой команды попытался создать новую. Однако, пропустив за сезон через команду без малого полсотни(!) игроков, Алов так и не смог создать даже подобия боеспособного коллектива. То ли не хватило ему прозорливости для принятия правильных решений по новичкам, то ли, увлёкшись разрушением, он незаметно для себя сломал хребет своей команде... Последнее, 19 место Зенита в том году – печальный итог этого бесполезного поиска.

    Пришедший на смену Алову Артём Фальян, первым делом вновь изрядно перетасовал состав, отчислив многих из неудачных приобретений предыдущего тренера. Булавина же оставил, более того, именно при Фальяне Вячеслав прочно занял место в основном составе Зенита.

    Рослый, поджарый, скоростной защитник, отличный персональщик, игрок грамотный и ответственный, он играл неброско, без выкрутасов, исключительно рационально. Никаких лишних движений, финтов, никакой лишней беготни. Всё вовремя, всё по-делу. К тому же обладал он очень важным качеством: безупречной игровой дисциплинированностью. Если ему предписывалось в матче построже сыграть в обороне – будьте уверены: среднюю линию он не перейдёт ни разу. Если ему вменялось на эту игру выключить определённого форварда соперника – тот просто переставал существовать на поле: Булавин прицеплялся к нему бульдогом и, благодаря отменной выносливости, держал его в тисках весь матч, не давая тому ни секунды передышки. Если по заданию тренера он должен был почаще подключаться к атакам – берегись! Он постоянно таранил бы оборону противника по своему правому флангу, а уж удар-то у него был весьма неплох. Его лихие скоростные рейды вдоль бровки даже стали его своеобразным фирменным знаком. При этом, они не были бесцельны: его навесы и прострелы в штрафную всегда таили опасность. Не чуждался он и сам выйти на ударную позицию и смачно вдарить по воротам.

    Ему было в принципе безразлично, против кого играть – он просто выполнял задание на игру с максимальной рациональностью и самоотдачей. Будучи игроком исключительно корректным, себя же он ни в игре, ни на тренировках не жалел.

    Поиграл за Зенит Булавин ярко, заметно, долго. Пережил смену трёх тренеров, и только пришедший в команду в 1978-м Ю.Морозов, места в команде для заслуженного 32-летнего ветерана не нашёл...

    Впрочем, Булавин не потерялся после завершения карьеры. Проявил он себя практически сразу, да ещё как! Собранная и руководимая им молодёжная сборная Ленинграда уже в 1979-м безоговорочно победила в розыгрыше популярного в те годы турнира молодёжных команд «Подснежник», не потерпев ни одного поражения с разницей мячей 18-4(!) и в финале одолев принципиального соперника – сб.Москвы. Команда сыграла ярко, мощно, получив в конце турнира специальный приз «За атакующий стиль игры». В составе нашей команды впервые прозвучали имена А.Степанова, С.Кузнецова, А.Канищева, Н.Воробьёва, А.Захарикова... А ведь были ещё и игроки по тем или иным причинам не закрепившиеся впоследствии в составе Зенита, но прославившиеся в других клубах - Худорошков в Перми, Гаврилов (лучший бомбардир Переправы-79, кстати) – в Казани...

    Именно после этого турнира за Булавиным закрепилась слава «открывателя талантов».

    К слову: впоследствии больше ни разу сборная нашего города ничего на этом турнире не добивалась.

    Вскоре он уже работает помощником Садырина в «большом» Зените. Однако, в связи со скандалом 1987-го года, вместе с Павлом Фёдоровичем, покинуть команду пришлось и ему...

    Но, и тут Булавин-тренер не теряется. В СДЮШОР Зенит он принимает и ведёт команду 1976 года рождения, которой до него руководил В.Мельников – ещё один проницательный открыватель молодых дарований. И вновь открытия! Угаров и Зезин, Коганов и Сенников... – воспитанники Булавина. Наконец, в 1988-м в его команде появляется маленький шустрый игрок, которого зовут Александр Панов.

    ...Конец 80-х в истории Зенита – время смутное, даже драматическое. Под грузом организационных проблем на фоне внутрикомандных дрязг и разборок недавний чемпион и триумфатор рухнул. Последнее место в турнирной таблице 1989-го года и вылет в низшую лигу – вот закономерный итог одного из самых мрачных периодов в истории нашей команды. Впрочем, кто тогда думал, что это на самом деле только начало, что пребывание Зенита в первой лиге растянется на годы?

    Тогда это было воспринято, как досадная случайность, все были уверены, что команде вполне по силам сходу исправить это в первый же год. Впрочем, настроения внутри клуба, напротив, были весьма далеки от этого оптимизма. Там-то вполне отчётливо представляли себе, насколько ситуация непроста и безрадостна. Наверняка знал это и Голубев, в разгар сезона-89 попытавшийся спасти рушащуюся команду. И В.Мельников, принявший её перед самым началом сезона-92. Прекрасно отдавал себе отчёт в призрачности надежд на резкое выздоровление клуба и Булавин, согласившийся возглавить команду, опять-таки в середине 1990-го года.

    Принимать команду в этой обстановке значило практически наверняка обречь себя на неудачу, поставить под удар свои репутации, свои, по сути, только начинающиеся тренерские карьеры.

    Знали они, на что идут? Наверняка! Но они шли в загибающийся Зенит, потому что не могли спокойно наблюдать, как гибнет их родная команда, которой каждый из них отдал по десятку своих игровых лет. И их попытки что-то сделать, как-то исправить положение дел заставляли невольно вспомнить незабвенного героя из Ламанчи и его титаническую и бесполезную битву с известными сельскохозяйственными строениями. Обстановка внутри клуба и вокруг него не давала никаких возможностей для успеха. И это подтвердил пример пришедшего в 1991-м опытного Морозова. Даже этому твёрдому, несгибаемому и авторитетному тренеру не удалось добиться успеха с командой, прочно и безнадёжно осевшей в первой союзной лиге.

    В подобных форс-мажорных ситуациях мало иметь тренерские таланты – гораздо важнее крепкая деловая хватка: умение доставать (вышибать, выклянчивать, в конце концов – зарабатывать) деньги, решать для игроков команды бытовые и жилищные вопросы, обивать пороги бесконечных кабинетов чиновников, от которых в той или иной степени зависит судьба команды. Относительную жизнеспособность подобного рода тренерской деятельности на заре обновлённого российского футбола доказали небезызвестные Овчинников, Найдёнов, Четверик... Руководимые ими клубы могли кое-как держаться на плаву, даже добиваться небольших локальных успехов, но положение их всегда было шатким, и достаточно быстро они сошли с авансцены российского футбола, растворившись во мраке низших лиг.

    У Булавина определённо подобной деловой хватки не было. Никакие тренерские таланты не способны подвигнуть на подвиги игроков, месяцами не получающих зарплату, поднять команду, которая не имеет нормальных условий ни для тренировок, ни для общей жизнедеятельности. И ни в коем случае это не упрёк Вячеславу Ивановичу! Всё возможное для команды он делал, а вопросы жизнедеятельности клуба, всё-таки, должны решать другие люди, те, кому это положено по должности. А вот они-то с руководством клуба совершенно определённо не справились.

    Кто знает – приди Булавин в более благополучное для Зенита время, возможно, его успехи с командой были бы куда более очевидные.

    А тогда, в 1990-м, пытаясь сходу спасти команду, руководство клуба решило вновь, как и более 20 лет назад, в 1968-м, прибегнуть к помощи тренера-легионера. Им стал прославленный в прошлом полузащитник киевского Динамо и сборной СССР А.Коньков, только что с изрядным шумом покинувший руководимый им донецкий Шахтёр. Конечно, наследство досталось ему весьма неприглядное, но всё равно: единственная натужная победа в 7 стартовых матчах Зенита в первой лиге – результат совсем неважный... Понял это и Коньков и подав в мае в отставку, несолоно хлебавши покинул берега Невы, прихватив с собой и приведённых в межсезонье залётных легионеров (Смолянинов, Горилый, Юшков, Жабченко...), Принявший команду Булавин, попытался силами питерских воспитанников поднять Зенит, смело введя в состав целую группу 17-18-летник игроков, но, увы...

    Впрочем, своё реноме «открывателя талантов» он вновь подтвердил: при нём в Зените появились М.Боков, О.Дмитриев, талантливый вратарь А.Заикин, герой турнира Гранаткина-89 М.Зарицкий (ныне игрок сборной Люксембурга)...

    В команду вернулись прославленные ветераны В.Долгополов и С.Кузнецов...

    Однако, помочь Зениту в тот год не смогли и они – слишком много было упущено на старте сезона, да и обстановка в клубе ничуть не улучшилась. В сентябре, поняв что дальше терпеть невозможно, Булавин освобождает из команды совершенно «расслабившихся» экс-чемпионов Степанова, Баранника и Афанасьева. Заметно лучше отыграв второй круг, команда, однако, заняла 18-е итоговое место из 20-ти, что совершенно справедливо было расценено, как неудача и со следующего сезона команду возглавил Морозов.

    А Булавин вновь возвращается в школу Зенит, где работает вплоть до 1999-го, когда принимает предложение тренировать зенитовский фарм-клуб второй лиги Зенит-2.

    И можно сколько угодно утончённо переживать по поводу засилья в Зените легионеров: если все они окажутся такими, как Булавин – я лично ничего против иметь не буду. Наш он, питерский!

    Всего за период с 1967 по 1977 за Зенит сыграл 226 матчей, забил 11 голов (1 из них – в свои ворота).

    Под его руководством Зенит в 1990-м сыграл 31 матч: 7 побед, 11 ничьих, 13 поражений, разность мячей 30-32.