ВНК!!

Привет всем! Я книгу читаю давненько, а вот пишу в первОй...

В журнале "ГОРОД" очень много неплохих статей про "ЗЕНИТ", но я беру его бесплатно на работе, и не знаю, читаете ли его Вы, уважаемые сокнижники...

В свежем номере этого журнала очень хорошая статья про ВНК, одно название чего стОит .."Их добрый папа"..

Если хотите - могу напечатать...

С уважением.


Матвеич.
7 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться
  • SpaRRoW
    0
    07.01.2004 в 12:31
    А в журнале Афиша-статья про ПЖ.

    Мне понравилось про то, что ПЖ выгуливает своих терьеров 4 раза в день: "Собачки по своему режиму подозрительно смахивают на футболистов Зенита"
  • SpaRRoW
    0
    07.01.2004 в 12:31
    ДА, кстати, если кто не знает, то ПЖ-Человек года в СПб
  • Sinbad
    0
    07.01.2004 в 01:43
    МАТВЕИЧ, БЧС. Было

    http://www.fc-zenit.ru/book/Discussion.phtml?id=11233
  • Dogan
    0
    07.01.2004 в 12:15

    Сегодня исполняется 62 гола Борису КОХУ – нападающему Зенита 70-х.

    Пожалуй, одна из самых импозантных личностей нашей команды начала 1970-х.

    Родом он из Самары, именно там начал футбольную карьеру, выступая за куйбышевские «Крылья Советов». Команда практически все годы выступлений в высшей лиге чемпионатов СССР занималась только одним делом: боролась за выживание, занимая места на самой грани вылета, а иногда и переступая эту грань...

    Однако, к первой половине 1960-х состав команды подобрался довольно неплохой: знаменитый впоследствии форвард «Спартака» и сборной Н. Осянин, а также Б. Кох, Е. Гецко, А. Соколов, Е. Майоров… Это предопределило некоторый всплеск: в 1964-м «Крылышки» дошли до финала Кубка СССР, где в острой борьбе, правда, уступили киевскому «Динамо» (0:1).

    Именно тогда и заприметили 22-летнего Бориса Коха заправилы из московского «Динамо» (ведь все финалы Кубка по давней и странной традиции проводятся в Москве). А когда уже в чемпионате куйбышевцы неожиданно учинили настоящий разгром и самим москвичам (4:0), а Кох стал организатором всех этих голов, начисто переиграв на своём правом фланге игрока сборной СССР защитника В. Глотова, участь его была решена. На следующий год его начали приглашать «для укрепления состава» при проведении «Динамо» различных товарищеских матчей. А по окончании сезона, ничуть не стесняясь в средствах, едва ли ни силком «Динамо» забирает игрока к себе.

    Впрочем, и этот новый для Коха клуб, имея в составе целый букет футбольных звёзд (Яшин, Аничкин, Численко, Гусаров, Царёв...), в то время никак не мог организоваться и постепенно терял игру, всё больше и больше отдаляясь от пьедестала. В команде царил разброд, который, по сути, предопределил дальнейшее многолетнее прозябание бывшей красы и гордости нашего футбола где-то ближе к серединке турнирной таблицы, а то и ниже. Пришедший в 1967-м к рулю управления командой Константин Бесков ненадолго выправил положение, завоевав Кубок страны в том же году, но при нём стало особенно очевидно, что Кох в «Динамо» явно не ко двору, и, забив за полтора года всего 3 гола, в середине 1967-го Борис оказывается в московском «Локомотиве», в результате обмена на В. Козлова, будущего игрока сборной СССР.

    В «Локомотиве» дела у Коха пошли куда лучше. Он сходу вошёл в основу команды, забивал исправно и немало. По итогам этого «располовиненного» для него сезона даже был включён в список 33-х лучших. Но сама команда в те времена представляла из себя жалкое подобие нынешнего «Локо», постоянно болтаясь между высшей и первой лигой, семь раз за свою историю вылетая из элиты и, соответственно, семь раз в неё входя — своеобразный рекорд СССР. Во все времена «Локомотив» являлся своего рода «пятым колесом в московской телеге» (четыре — это гранды: «Спартак», «Динамо», «Торпедо», ЦСКА — клубы именитые, с яркими достижениями). И был «Локомотив» этаким «сборником» (чуть не сказал «отстойником») для игроков, по тем или иным причинам не прошедших в составы московской «большой четвёрки», здесь же доигрывали заслуженные ветераны, проходила «обкатку» молодёжь... Естественно, имея столь незавидную роль, трудно претендовать на что-либо серьёзное. «Локомотив» и не претендовал.

    Вот и в 1965–1967 годах «железнодорожники» только чудом удерживались в высшей лиге союзного чемпионата, состав тасовался с лёгкостью необычайной: в каждом сезоне из команды уходило по полтора десятка игроков, соответственно, столько же и приходило. Естественно, ни о каких высоких результатах в таком «проходном дворе» и речи быть не могло, и в 1968-м «Локомотив» в высшей лиге в очередной раз не удержался. Команду разом покинуло более двух десятков игроков, в том числе и практически весь основной состав. Кох оказался в «Зените».

    Правда, и «Зенит» в те времена являл собой довольно печальное зрелище. Только-только оправившись от провала 1967 года, ни о каких вершинах клуб и не помышлял, довольствуясь достижениями скромными. Попадание в десятку считалось вполне достойным результатом. Тренер «Зенита» А. Фальян, которому, в первую очередь, и принадлежит заслуга некоторого выправления дел в клубе, сам ощущал шаткость своего положения: многочисленные командиры (от начальника команды В. Полысаева до директора ЛОМО М. Панфилова) постоянно вмешивались в дела команды, что властному и независимому Фальяну, естественно, не могло нравиться. Конфликты следовали один за другим. Но силы были явно неравны, и исход этого противостояния был вполне предсказуем. В самый разгар сезона-70 Фальян был отстранён от должности, а на его место заступил ещё один тренер-легионер Е. Горянский.

    Этот был куда более дипломатичен, чем прямолинейный Фальян, конфликты с руководством затихли, и «Зенит» постепенно стал набирать высоту. Именно при Горянском Кох и заиграл в нашей команде по-настоящему. Абсолютным кумиром болельщиков его назвать, пожалуй, нельзя (как же, при живом-то Бурчалкине!), но безусловные симпатии трибун он всегда имел.

    Роста высокого, агрессивный и стремительный, с отличным дриблингом, он выделялся исключительной быстротой и нестандартностью решений и действий. Классный фланговый нападающий, он мог не только на скорости пройти вдоль своей правой бровки, шутя разбираясь по дороге с защитниками соперника, и навесить мяч на ворота, но и сам, сместившись ближе к центру, нанести неожиданный, коварный, прицельный удар. Игрок яркий, артистичный, он был падок до восторгов трибун, нередко в ущерб эффективности играя красиво и замысловато, частенько заигрывался, не замечая никого вокруг. Любил игру непростую, вычурную, но часто оставался непонятым своими партнёрами, а иногда создавалось впечатление, что и самим собой.

    Душа любой компании, прекрасный рассказчик (на встречи с ним его друзья нередко приходили с диктофонами!), король анекдотов, Борис и в жизни оставался артистом, имея обширные знакомства среди театральной богемы (К. Лавров, И. Владимиров, А. Фрейндлих...), чем всегда нескрываемо гордился.

    Забивал в «Зените» немного, в основном занимаясь организацией атак со своего фланга. В 1972-м, когда «Зениту» удалось, наконец, навести изрядный шорох в высшей лиге, одно время даже находясь впервые за последние 10 лет в числе лидеров, Кох стал отличным «подносчиком снарядов» для разыгравшейся пары молодых зенитовских нападающих Зинченко — Хромченков. Тренер ему полностью доверял, Борис же чувствовал это доверие, и игра его расцвела всеми красками. Место Коха в основе не подвергалось никакому сомнению и, казалось, 30-летний игрок наконец-то нашёл свою команду и свою игру.

    Но... По окончании сезона-72 Горянский уходит в сборную, на его место заступает пришедший из чемпионской «Зари» Г. Зонин, имеющий резкие отличия во взглядах на организацию игры от своего футбольного, и не только футбольного, антагониста Горянского, и первым делом он начинает планомерную «зачистку» «Зенита» от игроков, по тем или иным причинам не отвечающих его видению игры. Сходу окончательно «отправив на пенсию» кумира ленинградских болельщиков 34-летнего Льва Бурчалкина, надеявшегося ещё поиграть за родную команду, он продолжил смену состава. «Зенит» покинули Пронин, Гончаров, а также едва ли не весь сезон 1973 года промариновавшийся в дубле Кох — любимцу прежнего тренера было отказано в доверии практически сразу...

    Потом у Бориса был тюменский «Нефтяник» (будущий ФК «Тюмень»), игравший и тогда во второй лиге. Позже Кох его и тренировал. Но это уже был закат. Жаль: игрок этот явно не доиграл на высшем уровне.

    Жаль...

    Всего за «Зенит» в период 1970–1973 гг. Борис Кох сыграл 99 матчей, забил 13 голов.

    Всего в высшей лиге 282 матча, 53 гола.
  • ЛЕО
    0
    07.01.2004 в 01:35
    Много Кох забил, аж 62 ГОЛА )))

    Поздравляем!!!
  • Dogan
    0
    07.01.2004 в 02:12
    Гм...

    Невольно вспоминается любимое высказывавние J_L о пролитом соусе...

    :)))
  • aegov
    0
    07.01.2004 в 12:50
    Захотелось поделиться своими юношескими воспоминаниями… 1971 год. "Зенит", опять, борется за выживание. И вот последний матч в сезоне на своем поле, да еще со "Спартаком"! Народу на Кирова - битком. Еще бы! В предыдущей игре мы вынесли ЦСКА со счетом 5:0 и все ждут повторения чуда. Пронзительное осеннее солнышко в голубом, глубоком небе заливает лучами изумрудную траву и игроков в белой и красной формах. Игра упорная, "Зенит" старается давить, но пока 0:0. В перерыве среди всеобщего гула, доносится фраза: "Ну, я пошел снимать гол!" И мужчина с огромным фотоаппаратом спускается с трибуны к полю, проходит мимо милиционера и направляется за ворота "Спартака"! Наверное, он снял этот гол - на 75 минуте. После удара кого-то из зенитовцев защитник отбил мяч, но тот взвился высоко вверх, а потом опустился на ногу Коху - удар с лету, примерно с линии штрафной и … стадион сначала даже не понял что это ГОЛ. В то время сетки на воротах (на стадионе Кирова) были натянуты очень не глубоко, а удар в девятку был столь силен, что мяч отскочил далеко в поле, как от штанги. И только когда игроки бросились обнимать Бориса, трибы взревели от восторга! И это чувство восторга от красоты этого момента осталось в памяти до сего времени.

    Еще одно воспоминание - это знаменитый, традиционный забег Коха перед началом каждой игры с букетом цветов от центрального круга к 26 сектору (по старой нумерации). И швыряние этого букета на трибуну. Шутки и крики на секторе: "Боря береги силы! Не торопись!" Была в этом жесте, какая то элегантность, какой то шарм, характерный только для Бориса Коха.

    Вот ведь что вспомнилось, однако межсезонье…
  • НеСлучайный
    0
    08.01.2004 в 12:57
    DOGAN, а ведь он был рыжий! Но почему-то всё равно, не смог полностью реализовать свой несомненно большой потенциал!

    С Днём Рождения, Борис!

    БЧСD Диме! :)
  • МАТВЕИЧ
    0
    07.01.2004 в 12:03
    Привет всем! Я книгу читаю давненько, а вот пишу в первОй...

    В журнале "ГОРОД" очень много неплохих статей про "ЗЕНИТ", но я беру его бесплатно на работе, и не знаю, читаете ли его Вы, уважаемые сокнижники...

    В свежем номере этого журнала очень хорошая статья про ВНК, одно название чего стОит .."Их добрый папа"..

    Если хотите - могу напечатать...

    С уважением.

    Матвеич.
  • Dogan
    0
    07.01.2004 в 12:15

    Сегодня исполняется 62 гола Борису КОХУ – нападающему Зенита 70-х.

    Пожалуй, одна из самых импозантных личностей нашей команды начала 1970-х.

    Родом он из Самары, именно там начал футбольную карьеру, выступая за куйбышевские «Крылья Советов». Команда практически все годы выступлений в высшей лиге чемпионатов СССР занималась только одним делом: боролась за выживание, занимая места на самой грани вылета, а иногда и переступая эту грань...

    Однако, к первой половине 1960-х состав команды подобрался довольно неплохой: знаменитый впоследствии форвард «Спартака» и сборной Н. Осянин, а также Б. Кох, Е. Гецко, А. Соколов, Е. Майоров… Это предопределило некоторый всплеск: в 1964-м «Крылышки» дошли до финала Кубка СССР, где в острой борьбе, правда, уступили киевскому «Динамо» (0:1).

    Именно тогда и заприметили 22-летнего Бориса Коха заправилы из московского «Динамо» (ведь все финалы Кубка по давней и странной традиции проводятся в Москве). А когда уже в чемпионате куйбышевцы неожиданно учинили настоящий разгром и самим москвичам (4:0), а Кох стал организатором всех этих голов, начисто переиграв на своём правом фланге игрока сборной СССР защитника В. Глотова, участь его была решена. На следующий год его начали приглашать «для укрепления состава» при проведении «Динамо» различных товарищеских матчей. А по окончании сезона, ничуть не стесняясь в средствах, едва ли ни силком «Динамо» забирает игрока к себе.

    Впрочем, и этот новый для Коха клуб, имея в составе целый букет футбольных звёзд (Яшин, Аничкин, Численко, Гусаров, Царёв...), в то время никак не мог организоваться и постепенно терял игру, всё больше и больше отдаляясь от пьедестала. В команде царил разброд, который, по сути, предопределил дальнейшее многолетнее прозябание бывшей красы и гордости нашего футбола где-то ближе к серединке турнирной таблицы, а то и ниже. Пришедший в 1967-м к рулю управления командой Константин Бесков ненадолго выправил положение, завоевав Кубок страны в том же году, но при нём стало особенно очевидно, что Кох в «Динамо» явно не ко двору, и, забив за полтора года всего 3 гола, в середине 1967-го Борис оказывается в московском «Локомотиве», в результате обмена на В. Козлова, будущего игрока сборной СССР.

    В «Локомотиве» дела у Коха пошли куда лучше. Он сходу вошёл в основу команды, забивал исправно и немало. По итогам этого «располовиненного» для него сезона даже был включён в список 33-х лучших. Но сама команда в те времена представляла из себя жалкое подобие нынешнего «Локо», постоянно болтаясь между высшей и первой лигой, семь раз за свою историю вылетая из элиты и, соответственно, семь раз в неё входя — своеобразный рекорд СССР. Во все времена «Локомотив» являлся своего рода «пятым колесом в московской телеге» (четыре — это гранды: «Спартак», «Динамо», «Торпедо», ЦСКА — клубы именитые, с яркими достижениями). И был «Локомотив» этаким «сборником» (чуть не сказал «отстойником») для игроков, по тем или иным причинам не прошедших в составы московской «большой четвёрки», здесь же доигрывали заслуженные ветераны, проходила «обкатку» молодёжь... Естественно, имея столь незавидную роль, трудно претендовать на что-либо серьёзное. «Локомотив» и не претендовал.

    Вот и в 1965–1967 годах «железнодорожники» только чудом удерживались в высшей лиге союзного чемпионата, состав тасовался с лёгкостью необычайной: в каждом сезоне из команды уходило по полтора десятка игроков, соответственно, столько же и приходило. Естественно, ни о каких высоких результатах в таком «проходном дворе» и речи быть не могло, и в 1968-м «Локомотив» в высшей лиге в очередной раз не удержался. Команду разом покинуло более двух десятков игроков, в том числе и практически весь основной состав. Кох оказался в «Зените».

    Правда, и «Зенит» в те времена являл собой довольно печальное зрелище. Только-только оправившись от провала 1967 года, ни о каких вершинах клуб и не помышлял, довольствуясь достижениями скромными. Попадание в десятку считалось вполне достойным результатом. Тренер «Зенита» А. Фальян, которому, в первую очередь, и принадлежит заслуга некоторого выправления дел в клубе, сам ощущал шаткость своего положения: многочисленные командиры (от начальника команды В. Полысаева до директора ЛОМО М. Панфилова) постоянно вмешивались в дела команды, что властному и независимому Фальяну, естественно, не могло нравиться. Конфликты следовали один за другим. Но силы были явно неравны, и исход этого противостояния был вполне предсказуем. В самый разгар сезона-70 Фальян был отстранён от должности, а на его место заступил ещё один тренер-легионер Е. Горянский.

    Этот был куда более дипломатичен, чем прямолинейный Фальян, конфликты с руководством затихли, и «Зенит» постепенно стал набирать высоту. Именно при Горянском Кох и заиграл в нашей команде по-настоящему. Абсолютным кумиром болельщиков его назвать, пожалуй, нельзя (как же, при живом-то Бурчалкине!), но безусловные симпатии трибун он всегда имел.

    Роста высокого, агрессивный и стремительный, с отличным дриблингом, он выделялся исключительной быстротой и нестандартностью решений и действий. Классный фланговый нападающий, он мог не только на скорости пройти вдоль своей правой бровки, шутя разбираясь по дороге с защитниками соперника, и навесить мяч на ворота, но и сам, сместившись ближе к центру, нанести неожиданный, коварный, прицельный удар. Игрок яркий, артистичный, он был падок до восторгов трибун, нередко в ущерб эффективности играя красиво и замысловато, частенько заигрывался, не замечая никого вокруг. Любил игру непростую, вычурную, но часто оставался непонятым своими партнёрами, а иногда создавалось впечатление, что и самим собой.

    Душа любой компании, прекрасный рассказчик (на встречи с ним его друзья нередко приходили с диктофонами!), король анекдотов, Борис и в жизни оставался артистом, имея обширные знакомства среди театральной богемы (К. Лавров, И. Владимиров, А. Фрейндлих...), чем всегда нескрываемо гордился.

    Забивал в «Зените» немного, в основном занимаясь организацией атак со своего фланга. В 1972-м, когда «Зениту» удалось, наконец, навести изрядный шорох в высшей лиге, одно время даже находясь впервые за последние 10 лет в числе лидеров, Кох стал отличным «подносчиком снарядов» для разыгравшейся пары молодых зенитовских нападающих Зинченко — Хромченков. Тренер ему полностью доверял, Борис же чувствовал это доверие, и игра его расцвела всеми красками. Место Коха в основе не подвергалось никакому сомнению и, казалось, 30-летний игрок наконец-то нашёл свою команду и свою игру.

    Но... По окончании сезона-72 Горянский уходит в сборную, на его место заступает пришедший из чемпионской «Зари» Г. Зонин, имеющий резкие отличия во взглядах на организацию игры от своего футбольного, и не только футбольного, антагониста Горянского, и первым делом он начинает планомерную «зачистку» «Зенита» от игроков, по тем или иным причинам не отвечающих его видению игры. Сходу окончательно «отправив на пенсию» кумира ленинградских болельщиков 34-летнего Льва Бурчалкина, надеявшегося ещё поиграть за родную команду, он продолжил смену состава. «Зенит» покинули Пронин, Гончаров, а также едва ли не весь сезон 1973 года промариновавшийся в дубле Кох — любимцу прежнего тренера было отказано в доверии практически сразу...

    Потом у Бориса был тюменский «Нефтяник» (будущий ФК «Тюмень»), игравший и тогда во второй лиге. Позже Кох его и тренировал. Но это уже был закат. Жаль: игрок этот явно не доиграл на высшем уровне.

    Жаль...

    Всего за «Зенит» в период 1970–1973 гг. Борис Кох сыграл 99 матчей, забил 13 голов.

    Всего в высшей лиге 282 матча, 53 гола.