Блог историка Дмитрия Догановского. 

При поддержке издания «История „Зенита“»

315
1175

к юбилею легендарного тренера



Сегодня, 7 апреля, исполняется ровно 105 лет со дня рождения заслуженного мастера спорта СССР, тренера «Зенита» 1940-х Константина Ивановича Лемешева.
С именем этого замечательного ленинградского тренера связна одна из самых славных страниц в истории нашей команды – Кубок СССР 1944 года.

За всё время выступлений «Зенита» в чемпионатах страны командой руководило более трёх десятков тренеров. Были среди них и те, кто оставил глубокий, неизгладимый след в судьбе команды, даже, может, и не приведя её к великим победам, но заложив прочный фундамент будущих достижений. Были и те, при которых команда играла, вроде, успешно, но после их ухода в наследство пришедшим на смену, напротив, оставался лишь пшик. Были тренеры и другие-разные, про которых можно сказать: ну, были и были...

Лемешев — фигура ныне немного подзабытая, прежде всего из-за временной удалённости от наших лет: более 60 лет минуло с той поры, когда он руководил «Зенитом». И тем не менее, именно он открывает славный ряд самых ярких и заслуженных тренеров в истории нашей команды.

Лемешев – футболист
Он не был футболистом выдающимся – рослый, быстрый полузащитник ленинградской «Красной Зари», Лемешев выделялся на поле, разве что, хладнокровием, работоспособностью и исключительной корректностью. Добротный, стабильный, но отнюдь не звёздный игрок. На высоком уровне поиграл он немного, став чемпионом Ленинграда 1934 года в составе «Красной Зари», а два года спустя, в 1936-м — в составе питерского «Локомотива». После чего накануне своего 30-летия заканчивает выступления на поле и через некоторое время начинает свой яркий и славный тренерский путь.

Ленинградский «Электрик»
Первая «проба пера» молодого специалиста — команда мастеров группы А ленинградский «Электрик» («Красная Заря»), в составе которого он ещё три года назад выходил на поле. И сразу успех! Приняв в середине июля 1938 года неудачно стартовавшую в чемпионате команду, уже два месяца спустя он выводит «Электрик» в финал Кубка СССР – впервые в истории ленинградского футбола. Причём, выход свой команда оформила красиво, впечатляюще, в полуфинале выбив из розыгрыша само тбилисское «Динамо» с неподражаемым Борисом Пайчадзе в атаке.

В финале же ленинградцы дали настоящий бой непобедимому в те годы «Спартаку». И до самого конца встречи итог её оставался отнюдь не очевидным. Но всё же сказался более высокий класс будущего чемпиона и обладателя Кубка, сумевшего отстоять нелёгкую победу, 3:2.

Однако этот кубковый финал оказался первым и последним заметным достижением популярной «Красной Зари» («Электрика») в соревнованиях всесоюзного уровня. Уже на следующий год в Ленинграде, очевидно, решают, что три команды в группе А — непозволительная роскошь для нашего города, и именно «Электрику» выпала незавидная роль «третьего лишнего». И фактически брошенная на произвол судьбы команда, заняв предпоследнее место в чемпионате 1939 года, выбывает в группу Б, а ещё год спустя в результате очередной реформы один из старейших футбольных коллективов Ленинграда и вовсе прекращает своё существование. Игроки команды разбредаются по различным ленинградским клубам, а её главный тренер Константин Лемешев приходит в «Зенит».

«Зенит»
Чемпионат 1941 года – дебютный для Лемешева в «Зените», остался незавершённым – началась война. Вместе с основным составом команды Константин Иванович отправляется в эвакуацию за Волгу, где на протяжении двух лет футболисты не только трудятся на благо фронта, но и успевают выкроить время для тренировок. Впрочем, это тема для отдельного большого рассказа.

Как отдельного большого рассказа заслуживает и первый настоящий триумф в истории «Зенита» - Кубок СССР 1944 года. Триумф, который был достигнут зенитовцами под руководством 37-летнего Константина Лемешева. И это достижение поставило ленинградского тренера в один ряд с наиболее перспективными и уважаемыми тренерами страны, а его команду вывело в число потенциальных лидеров начинающегося первого послевоенного чемпионата 1945 года.

Нельзя сказать, что «Зенит» выступил в чемпионате неудачно, впервые в своей истории поднявшись на 6-ю строчку в турнирной таблице и всего на 4 очка отстав от бронзового призёра московского «Торпедо». Более того, второй круг команда прошла уверенно, потерпев лишь единственное поражение от будущих чемпионов, московских динамовцев. Казалось, теперь-то перед Лемешевым, убедительно доказавшим свою высокую квалификацию, открываются широкие перспективы спокойной творческой работы с созданной его же руками командой. Но ленинградские футбольные начальники рассудили иначе, и по окончании сезона Лемешев был... снят в должности. Ныне, по прошествии многих десятилетий каких-либо внятных причин для этого странного решения не видно...

Результат же для «Зенита» оказался плачевным: ни пришедший на смену Лемешеву Михаил Бутусов, ни сменивший его Иван Таланов не смогли удержать команду на достигнутом уровне. Турнирные успехи «Зенита» в последующие годы были более чем скромными. А когда к середине 1948-го «Зенит» и вовсе прочно завяз среди аутсайдеров чемпионата, футбольные чиновники, наконец, спохватились и срочно вернули в команду Лемешева, который в последнее время скромно тренировал ленинградскую команду «Пищевик», игравшую на первенство страны во второй группе. С большим трудом отстояв с «Зенитом» место в группе сильнейших в этом году, с зимы «старый-новый» тренер решительно взялся за дело.

Возвращение в «Зенит»
Наверняка межсезонье 1948/49 годов всем игрокам «Зенита» запомнилось надолго. Тот же Леонид Иванов в своей книге весьма красочно описывает методы, которыми Лемешев приводил в чувство расслабленную команду и, собственно, его самого. И благодарит наставника искренне: ведь вскоре после именно этого сурового межсезонья зенитовский голкипер впервые был признан лучшим вратарём страны, каковым оставался ещё пять лет подряд. В общем, какими бы жёсткими ни были методы Лемешева, но они довольно быстро принесли свои плоды, и к началу 1949 года «Зенит» вновь являл собой серьёзную силу.

В юбилейном энциклопедическом справочнике «Российский футбол за 100 лет» о Лемешеве сказано буквально следующее: «...развивал традиции ленинградской футбольной школы». Ленинградская школа, олицетворением которой в те годы считалось «Динамо», испокон веков славилась мягкой, техничной, комбинационной игрой. «Невские кружева» в исполнении незаурядных динамовских технарей братьев Петра и Николая Дементьевых, Валентина Фёдорова, Василия Лоткова, Бориса Орешкина и других замечательных мастеров, конечно, смотрелись впечатляюще. Цветастые многоходовые комбинации в аккуратный короткий пас с периодическими «сольными выступлениями» очередной динамовской «примы», игра сложная, вдумчивая, неспешная, самодостаточная – это действительно было красиво.

Но в те годы всё это уже не могло давать высокого результата. Мощные, скоростные, агрессивные команды-соперницы без особых проблем рвали эти «кружева», а атлетичный коллективизм легко перекрывал высочайшую техническую изощрённость динамовцев, к тому же выраженными волевыми качествами особо не отличавшихся и жёсткого противодействия на поле не любивших.

И, чутко уловив наметившиеся тенденции развития футбола, Лемешев в «Зените» также сделал особый упор на быстрый, силовой, динамичный, коллективный стиль игры. «Зенит», отказавшись от традиционного «ленинградского» медленного короткого паса, заиграл широко, мощно, активно. Куда агрессивнее стало зенитовское нападениие. Отлично подготовленные физически, форварды «Зенита» могли весь матч неустанно перемешаться по полю, меняться друг с другом местами, запутывая и дезориентируя защитников соперника. Сразу же заметно возросла результативность команды, а, следовательно, пришли и определённые успехи.
К тому же, высокие физические кондиции зенитовцев давали им заметное преимущество во вторых таймах, в которых они нередко «дожимали» подуставшего соперника. И в этом компоненте «Зенит» Лемешева серьёзно отличался от прежних команд: в прошлые годы именно во втором тайме ленинградцы часто теряли завоёванное преимущество, сводя на нет все усилия первой половины встречи.

Нет, до медалей при Лемешеве «Зениту» добраться не довелось, что, в общем, и неудивительно, памятуя неимоверную мощь послевоенных московских ЦДКА и «Динамо», а также «Динамо» тбилисского – именно эти команды, да ещё постепенно приходящий в себя «Спартак» обычно занимали весь пьедестал в конце 1940-х. Тем не менее, зенитовцы сумели за пару сезонов под руководством Лемешева завоевать себе уважение в футбольных кругах, показывая игру яркую, остроатакующую и динамичную, и нередко изрядно ощипывая записных лидеров послевоенного советского футбола. Случались, конечно, у «Зенита» и крупные поражения, что для тех лет, впрочем, было явлением вполне обыденным для практически любой команды. Но на одном из них, пожалуй, стоит остановиться поподробнее – как-никак, а «достижение» это для зенитовцев оказалось абсолютно рекордным.

Сезон 1949
Такого яркого старта, как в 1949 году, у «Зенита» не было никогда: к 12-му туру в его активе уже числилась беспроигрышная серия из 11 матчей (8 побед), с единственным пропущенным (да и то с пенальти) мячом; второе место в турнирной таблице и всего одно очко отставания от лидера — могучего московского «Динамо».
Состав в «Зените» подобрался очень крепкий, игра получалась, соперники дрожали... В пух и перья, 5:0(!), разнесён «Спартак» Симоняна и Сальникова, Нетто и Н. Дементьева... Повержены искромётное тбилисское «Динамо», славящиеся своей сверхплотной обороной куйбышевские «Крылья Советов», неуступчивый сталинградский «Трактор»...

Аршинные заголовки газет: «Блестящая игра “Зенита”!», «“Зенит” набирает очки», «“Зенит” идёт впереди!» — всё это было внове для Ленинграда, приятно щекотало самолюбие, расслабляло, настраивало на благодушный лад... И эта расслабленность вскоре сыграла с командой злую шутку. В 12-м туре зенитовцев ожидала очная встреча с главным конкурентом за первое место — московским «Динамо» в Москве. Итог матча известен: «Зенит» потерпел самое сокрушительное поражение в своей истории 0:8.
Причин этого разгрома было немало, и многие из них были вполне объективны, ни от игроков, ни от тренера не зависящие, но факт есть факт: этот результат оказался «рекордным» в истории нашей команды.

Справедливости ради, «Зенит» довольно быстро сумел оправиться от этого нокдауна, и во втором круге чемпионата даже сцепился с грозным ЦДКА за серебряные награды. Но сказалась вечная беда команды – короткая скамейка (особенно в защитной линии), и, потерпев на самом финише шесть поражений подряд, «Зенит», в результате, оказался только на пятом месте. Итог, конечно, по тем временам очень неплохой – так высоко команда ещё ни разу в своей истории не поднималась, но, памятуя блистательное начало сезона, ленинградские болельщики вправе были ожидать большего.

Тем не менее, несмотря ни на что, Лемешеву удалось создать действительно сильную команду. Это было очевидно, это признавалось всеми. И ленинградский болельщик с нетерпением ожидал начала нового сезона, вполне резонно ожидая от своих любимцев ещё более яркой игры.

Сезон 1950
И начало чемпионата 1950 года вполне оправдало чаяния питерских любителей футбола. В четырёх стартовых матчах «турне» по закавказским республикам, откуда практически никто никогда не возвращался без очковых потерь, «Зенит» одержал четыре убедительные победы с общим счётом 15:5! Немедленно окрещённый за это на трибунах «чемпионом Кавказа», и выдав затем серию ярких, результативных матчей, «Зенит», забив в первых 11 турах 30 голов, уверенно вошел в число лидеров чемпионата. И весь первый круг ленинградцы оставались в числе самых реальных претендентов на медали.

Но к середине лета опять во весь рост перед «Зенитом» встала старая, как мир проблема – отсутствие полноценных резервов. Длинный сезон (а команды за один только чемпионат провели по 36 матчей) одного за другим надолго выбивал из строя травмированных ведущих игроков, равноценно заменить которых было попросту некем.

И не от хорошей жизни во втором круге чемпионата 1950 года место в атаке «Зенита» нередко занимал защитник Валентин Тылло. И не по исключительной прихоти тренера ведущий хавбек Левин-Коган был вынужден оттянуться в центр обороны, а его место в полузащите занял 36-летний ветеран Алов, лучшие футбольные годы которого были уже далеко позади. И уж тем более не просто так место надолго выбывшего из строя могучего Комарова в центре нападения поочерёдно занимают то безвестные резервисты, то щуплый, лёгкий Марютин, то сам только что оправившийся от болезни полузащитник Кравец. Всё это не могло не влиять на игру «Зенита», в которой уже к середине лета наметились серьёзные трещины. Что немедленно сказалось и на результатах матчей.

Но главная беда пришла с другой стороны. Никогда не отличавшийся богатырским здоровьем Лемешев всё чаще стал жаловаться на сердце. Дошло до того, что летом 1950 года врачи категорически запретили ему напрягаться и потребовали ради его же собственного спасения прекратить тренерскую работу. Но разве мог тренер вот так, посреди сезона, бросить свою команду, ту, в которую он вложил столько сил, умений и души? И Константин Иванович продолжал оставаться во главе «Зенита», перестав только в самом конце чемпионата, разве что, выезжать с ней на гостевые матчи.

Тем не менее, болезнь тренера не могла не сказаться на результатах выступлений его команды, которая, ощутив ослабление тренерской воли, невольно расслабилась и сама. К тому же в коллективе начали бродить упорные слухи о скорой смене на тренерском мостике. Кто и зачем распространял эти слухи – неизвестно, но стоит ли говорить, что всё это и на самочувствии тренера сказывалось пагубно, и уверенности игрокам не прибавляло, порождая смятение в умах. В результате «Зенит» с середины лета засбоил, заспотыкался, а в августе и вовсе потерпел пять поражений подряд, вмиг растеряв все обретения начала сезона и покинув лидирующую тройку.

Видя такое дело, Лемешев из последних сил пытался вновь сплотить, поднять команду, категорически отказываясь покидать тренерскую скамейку хотя бы на домашних матчах, при этом прекрасно осознавая, что последствия этого могут быть для него катастрофическими. Но ведь близился конец сезона, и тренер надеялся за зиму привести своё здоровье в порядок.

Однако судьбу не обманешь: во время сентябрьского матча с «Шахтёром» Лемешеву стало плохо, его прямо со стадиона увезли в больницу, а несколько дней спустя замечательного тренера не стало: больное сердце не выдержало сверхнагрузок последнего времени, и в возрасте 43лет Константин Лемешев скончался.
Этот матч с «Шахтёром» был последним домашним матчем «Зенита» в том чемпионате...

Константин Иванович Лемешев
Сейчас, более полувека спустя, обладая опытом и знаниями прошедших десятилетий, особо отчётливо начинаешь понимать, какого калибра была эта фигура, Лемешев, в истории «Зенита». По отзывам современников, был он человеком душевным, культурным, всегда открытым для общения с футболистами. Тонкий психолог, выдержанный и уравновешенный, он всегда мог доходчиво донести свою мысль до игроков, не повышая голоса и не стуча кулаком по столу. Любые вопросы, любые проблемы решал спокойно, без агрессии и нажима – ко всем ровно, ко всем доброжелательно и чутко. Но при этом оставался чрезвычайно требовательным и даже жёстким в вопросах игровой дисциплины и отношению к тренировочному процессу – этому Лемешев всегда уделял особое внимание.

Исключительная проницательность в определении истинного призвания футболиста, его места на поле, умение максимально раскрыть способности игрока также отличали и выделяли этого специалиста. Именно он утвердил в центре поля неплохого, но не более того, правого нападающего Левина-Когана, ставшего в результате прекрасным хавбеком, организатором атак и стержневым игроком команды, и именно тренер вскоре нашёл ему замечательного напарника в лице несостоявшегося форварда Кравеца. Именно Лемешев продлил карьеру нападающему-ветерану Смагину, определив его в центр защиты, где он вскоре выдвинулся в лидеры обороны «Зенита» первых послевоенных лет, и именно благодаря этому тренеру во всём блеске раскрылись незаурядные бомбардирские таланты безвестных прежде уральца Короткова и саратовца Орлова.

Настоящую путёвку в жизнь дал Лемешев и будущей звезде советского футбола Сергею Сальникову, прозорливо разглядев в этом восемнадцатилетнем пареньке задатки большого мастера. И Сальников впоследствии никогда не скрывал своей благодарности Константину Ивановичу – ведь далеко не каждый тренер отважится выпустить на финальный матч Кубка СССР безвестного юного игрока, и уж тем более далеко не каждый молодой игрок такое доверие способен оправдать.

Да и честь возвращения настоящему большому футболу легендарного вратаря Леонида Иванова, совсем, было, скисшему после нескольких смутных лет в «Зените» – тоже принадлежит Лемешеву. Более того, именно после возвращения Константина Ивановича в команду в 1948-м, Иванов не только полностью восстановил свои прежние кондиции, но и стал тем, кем его ныне знают все: одним из сильнейших голкиперов в истории отечественного футбола, легендой «Зенита» и кумиром ленинградских болельщиков.

Смелые тактические новинки, применяемые этим замечательным тренером, нередко заводили в тупик даже самых опытных и классных оппонентов его команды, а футбольная и общая эрудиция ставят Лемешева в один ряд с самыми яркими и заслуженными тренерами страны. Вершины, которых Константин Иванович достиг к 43 годам с, будем откровенны, далеко не самыми мощными по тем временам командами советского футбола, для большинства даже более опытных тренеров являлись недостижимой мечтой.
И если бы не трагическая его кончина в возрасте, когда тренерская зрелость, по сути, только-только приходит, думается, не будет излишне смелым утверждение, что с таким тренером «Зенит» мог бы добиться ярких успехов ещё тогда, в 1950-х, и Лемешев стал бы для нашего города фигурой не менее культовой и славной, чем Садырин и Морозов.

Всего в 1941, 1944-1945, 1948–1950 гг. под руководством Константина Лемешева «Зенит» провёл 124 матча: 55 побед, 30 ничьих, 39 поражений; разность мячей 190–186.
Заслуженный мастер спорта СССР (с 1946)
Обладатель Кубка СССР 1944 г.
Финалист Кубка СССР 1939 г. с «Электриком» (Ленинград)
.
0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться