Блог историка Дмитрия Догановского. 

При поддержке издания «История „Зенита“»

315
1175

Символические сборные "Зенита" (40-е годы, часть 3)

Годы 1940-е, часть 3

Л.Иванов
Копус – Куренков – Пшеничный
Левин-Коган – Бодров
Смирнов – Марютин – Комаров – Коротков – Чучелов

тренер: К.Лемешев

Крайние нападающие схемы «дубль-вэ», или, как их ласково называли на трибунах, «крайки» - ныне не так часто встречающееся амплуа. В их задачу, в основном, входили скоростные проходы по флангам с последующим навесом или прострелом в чужую штрафную. Поэтому особо высокой результативностью они, как правило, не отличались. В отличие от центрфорвардов, которые во многих командах продолжали являть собой главную ударную и забивную силу. Впрочем, нередко игроки этого амплуа были не только основными забивалами, но и неплохими организаторами игры, мастерами голевого паса. Такими, как зенитовец Иван Комаров.

Иван Комаров (1919) – мс, за «Зенит» (1946-52) – 169 матчей, 50 голов.
Член Клуба бомбардиров «Зенита» - Клуба 50 (56 голов).

Вот оно — воплощение мечты многих поколений тренеров о форварде таранного типа! Мощный белокурый атлет — косая сажень в плечах, агрессивный, беззаветно смелый, с отличным ударом с обеих ног, прекрасно играющий головой. Заметные огрехи в технической оснащённости он с лихвой компенсировал неистощимым азартом, старательностью и самозабвенной отвагой.
Был он исключительно активен и неутомим, и защитникам приходилось особо тщательно и плотно опекать именно зенитовскую «девятку», справедливо считая его самым опасным форвардом команды. Что, в свою очередь, в немалой степени облегчало жизнь его партнёрам по атаке. А уж в борьбе «на втором этаже» с Комаровым было лучше не связываться — сметёт...

Несмотря на внушительные габариты, обладал Комаров отменными скоростными качествами и резким, взрывным рывком. Практически сходу он стал главным цементирующим звеном всей линии нападения «Зенита», охотно принимая участие не только в завершении голевых комбинаций, но и в их организации. Очень командный был игрок, до мяча не жадный, и при необходимости легко делился им с партнёром, находящимся в более выгодной позиции. В общем, настоящий лидер атаки!

Борис Чучелов (1916) - мс, за «Зенит» (1945-47) – 51 матч, 15 голов.
Обладатель Кубка СССР 1944.

Надо признать, что с кандидатурой Чучелова в символической сборной есть небольшая натяжка – в роли центрфорварда Борис в «Зените» выступал всё же почаще, чем на левом краю. Особенно, пока в команде не появился Комаров. Тем не менее, и «крайком» Чучелов был заметным, показывая даже на этой позиции завидную результативность.

Чучелов – футболист в «Зените» определённо до конца не реализованный. Он поздно появился в его составе (в 25 лет), лучшие футбольные годы потерял из-за войны (до 28 лет), и рано покинул команду на волне омоложения состава, устроенного новым тренером «Зенита» (в 31 год). Поспешность этого расставания он доказал очень скоро, в составе московского «Спартака» и ленинградского «Динамо» в возрасте «за 30» наколотив ещё с полсотни голов. Но и те 4 года, которые Чучелов провёл в составе нашей команды, он отыграл с подлинным блеском.
Ведущий форвард команды первых послевоенных лет, исключительно напористый, рослый, физически сильный, ловкий и великолепно играющий головой. Некоторые технические огрехи с успехом покрывались его просто маниакальной жаждой гола, все 90 минут матча он был постоянно нацелен на ворота соперника, потому и голы нередко забивал крайне важные, решающие для своей команды. Один только его важнейший гол в финальном матче 1944 года с могучим ЦДКА многого стоит!

Николай Смирнов (1921) – мс, за «Зенит» (1945-53) – 197 матчей, 31 гол.
Обладатель Кубка СССР 1944. Капитан команды в 1953 г..

Правый крайний нападающий Николай Смирнов из всех обладателей Кубка 1944 года отыграл за «Зенит» больше всех, свыше 200 официальных матчей. И, прежде всего, потому что на протяжении почти десяти лет был твёрдым игроком основы, его право на место на фланге зенитовской атаки не подвергалось сомнению ни одним из многочисленных тренеров «Зенита» той поры. Он не был столь же ярок, как большинство его партнёров по зенитовской атаке той поры, но при этом играл даже стабильно-полезнее многих из них.
Был Смирнов быстр и техничен, благодаря чему нередко мог на ходу разобраться с двумя-тремя защитниками и выйти на оперативный простор. Обладал сильным ударом и нередко поражал ворота с дальних дистанций. Отлично подавал угловые, чем в немалой степени компенсировал уход из команды большого мастера стандартов Сергея Сальникова. Прекрасно взаимодействовал с правым инсайдом Марютиным, с которым на поле у него быстро установилось воистину телепатическое взаимопонимание, и львиную долю своих голов каждый из них забил с подач друг друга.

Ну и, конечно, знаменитый его хет-трик в ворота киевского «Динамо» в 1946-м. И дело даже не столько в том, что оказались эти голы спасительными для «Зенита», после первого тайма безнадёжно проигрывавшего 0:2. Главное – эти три гола Смирнов забил всего за 11 минут, да ещё и выйдя на замену после перерыва. И этот хет-трик с замены стал самым первым (из 3-х) в истории розыгрышей чемпионатов СССР среди клубных команд, а за всё время участия «Зенита» в чемпионатах страны и вовсе до сих пор остаётся единственным.

Тренер

Константин Иванович Лемешев
(1904) – змс, тренировал «Зенит» в 1941, 1944-45, 1948-50.
Под его руководством команда провёла 101 матч: +41 =25 -35; 155–162.
Обладатель Кубка СССР 1944 года.

Именно Константин Лемешев открывает славный ряд самых ярких и сильных тренеров в истории «Зенита». Уже спустя менее полугода с момента своего тренерского дебюта, в возрасте 34 года он доводит до финала Кубка СССР скромный ленинградский «Электрик». А в 1944-м под его руководством «Зенит» впервые в своей истории этот Кубок завоёвывает.
Чутко уловив наметившиеся тенденции развития футбола, в конце 1940-х Лемешев решительно отказался от безнадёжно устаревшего «ленинградского стиля», сделав особый упор на игру быструю, силовую, широкую, коллективную, ставшую, своего рода, визитной карточкой «Зенита». После чего его команда входит в один из самых ярких периодов во всей своей союзной истории – сезоны 1949 и 1950 г.г.

Тонкий психолог и замечательный педагог, Лемешев всегда мог доходчиво донести свою мысль до игроков, не повышая голоса и не стуча кулаком по столу. И он сумел не только привить своим подопечным любовь к динамичному, атакующему футболу, но и сплотил команду, привив ей дух настоящего товарищества и взаимовыручки. Был Константин Иванович человеком душевным, культурным, всегда открытым для общения с игроками. Но при этом чрезвычайно требовательным и даже жёстким в вопросах игровой и бытовой дисциплины.
Смелые тактические новинки, применяемые этим замечательным тренером, нередко заводили в тупик даже самых опытных и классных оппонентов его команды, а футбольная и общая эрудиция ставят Лемешева в один ряд с самыми яркими и заслуженными тренерами страны.

И если бы не трагическая его кончина в возрасте, когда тренерская зрелость, по сути, только-только приходит (в 46 лет), думается, с таким тренером «Зенит» мог бы добиться ярких успехов ещё тогда, в 1950-х. А Лемешев стал бы для нашего города фигурой не менее культовой и славной, чем Садырин или Морозов.
1 комментарий

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться
  • Dogan
    0
    03.09.2010 в 06:16
    Ну, ты ж понимаешь, что прямые параллели проводить тут не стоит:)
    Футбольного фанатизма в его нынешнем понимании в те годы, конечно, не было и близко, и на Вороньей горе не жгли файера, не развешивали баннеров и не поясняли в тысячи глоток своё отношение к обществу Динамо:) Но там собирались самые шумные, самые активные и, главное, самые понимающие болельщики, постоянные посетители стадиона. Почему, собственно, и появилось это название - Воронья гора. Шумно там всегда было:)
    К тому же и расположение этой трибуны соответствовало...
    Прямым предком нынешнего Виража динамовскую Воронью гору называть я бы не решился, но прообразом - вполне.