Блог историка Дмитрия Догановского. 

При поддержке издания «История „Зенита“»

317
1175

Невостребованный талант - 40 лет Олегу Дмитриеву



Сегодня, 31 марта, исполняется 40 лет Олегу Дмитриеву – полузащитнику «Зенита» 1990-х.

Ему довелось играть за нашу команду в самый смутный и тяжёлый период в её истории – годы первой лиги, годы 1990-е. В те годы, когда нищий и фактически брошенный всеми на произвол судьбы «Зенит» отчаянно сражался... вовсе не за золото чемпионата, как ныне, а за выживание. В те годы, когда на стадион приходило порой всего по 150-200 зрителей. В те годы, когда на базе в Удельной лопались старые трубы, тренеры команды вместо тренировок искали деньги на очередной выезд, а сам «Зенит» проводил домашние матчи на крохотных заводских стадиончиках. В те годы, когда средний возраст команды составлял чуть больше 20 лет, а возможности приобрести не то что Халка, а даже хотя бы более-менее опытного игрока со стороны не было вовсе. Тяжёлое было время, мрачное...

Юного Олега Дмитриева присмотрел в 1990-м тренер «Зенита» Вячеслав Булавин, который почти сразу же был вынужден поставить футболиста в основу – команда, только-только покинувшая высшую лигу чемпионата СССР, испытывала серьёзные кадровые проблемы. Многоопытные ветераны, игроки-чемпионы 1984 года строем покидали затонувший корабль под названием «Зенит», а на смену им фактически никого не было. Тренерам приходилось выкручиваться, набирая в команду совсем юных выпускников ленинградских спортшкол. И уже ближе к окончанию сезона 17-летний Олег Дмитриев стал полноправным игроком основного состава.

Он не отличался быстрым бегом, зато выделялся мощью и напористостью. Рослый, широкоплечий, фактурой своей напоминая, скорее, таранного центрфорварда, Дмитриев, тем не менее, предпочитал играть несколько в глубине поля, представляя собой нечто среднее между полузащитником атакующего плана и оттянутым форвардом второго эшелона. Несмотря на внушительные габариты, за матч он проделывал большой объём работы, успевая и в обороне отработать, и атаку завязать, а при необходимости и завершить её. Обладая мощным ударом, нередко поражал ворота дальними выстрелами из-за пределов штрафной. Впечатляли его лихие проходы через пол-поля, когда он, буквально проламывая оборонительные порядки соперника, в итоге выходил один на один с вратарём.

Правда, вывести точным пасом на ударную позицию партнёра, Дмитриеву зримо доставляло куда больше удовольствия, чем забить самому. А потому высокой результативностью он не отличался, да и в моменты, когда надо было бить по воротам, зримо начинал суетиться, торопиться, а потому в подобном цейтноте толком распорядиться мячом мог не всегда. А уж по числу попаданий в штанги и перекладину, наверное, и вовсе являлся абсолютным рекордсменом команды. Возможно, не доставало ему столь необходимой истинному бомбардиру мгновенной сверхконцентрации, когда, выскакивая на ударную позицию, кроме мяча и ворот, футболист больше ничего уже не видит, когда все его усилия в это мгновение направлены лишь на то, чтобы этот мяч в эти ворота вогнать, невзирая ни на кого и ни на что.

Зато в искусстве умного, точного, зрячего паса в том составе «Зенита» равных Олегу Дмитриеву попросту не было. Футболист с выраженным тактическим разумом, любящий и умеющий сыграть красиво, тонко, нестандартно, ключевой игрок и настоящий мозг команды начала 1990-х, прекрасно видящий поле и предугадывающий маневры своих партнёров, он был подлинным мастером созидания, главным конструктором атакующих действий «Зенита» и лучшим в его составе голевым ассистентом.

Уже в начале 1992-го в «Зените», который только что возглавил чемпион СССР Вячеслав Мельников, появились первые намётки будущего грозного атакующего тандема Кулик-Дмитриев с чётким «разделением ролей»: Дмитриев пасовал – Кулик забивал. А когда к этому дуэту присоединялся хитроумный технарь Игорь Зазулин, который постепенно перестал замыкаться на своём левом фланге, заиграв по всей ширине атаки, то сдержать эту «бронебойную» троицу для соперников становилось задачей и вовсе архисложной. И становится понятной высокая результативность «Зенита» в его самом сильном сезоне времён первой лиги, в 1993-м – ведь 57 мячей, ровно 2/3 всех голов команды было забито именно этим атакующим треугольником. В котором трудно было выявить однозначного лидера – все трое были исключительно хороши, каждый был готов взять игру на себя, а умение всех троих сымпровизировать, сыграть умно, нестандартно, и, при этом, не теряя друг друга из виду, делало зенитовскую атаку воистину неудержимой. Именно эта тройка определяла лицо мельниковского «Зенита» - команды привлекательной, задорной, с игрой яркой, азартной и при этом не лишённой некоего изящества.

В конце 1993-го на Дмитриева обратил самое пристальное внимание президент набирающего силу волгоградского «Ротора» Владимир Горюнов, который был очень настойчив в своём стремлении заполучить в ряды своей команды этого фактурного молодого футболиста. Но в результате Горюнов был вынужден отступить – Дмитриев, как и все игроки основы, остался в «Зените», чтобы сделать ещё одну попытку вернуть родному городу Большой футбол. Хотя заманчивые предложения из высшей лиги и даже из-за рубежа имела добрая половина из команды. И они таки вернули «Зенит» в высшую лигу, вернули, правда, через два года, с Садыриным, и роль Дмитриева в этом была одной из ключевых.

Бышовец, принявший «Зенит» в межсезонье 1996/97 и решительно начавший перестраивать и состав команды, и её игру, хладнокровно расставаясь со многими её прежними лидерами, от услуг Олега Дмитриева, впрочем, не отказался. Более того, утвердил его на должности капитана команды вместо ушедшего в ЦСКА Кулика. Казалось, карьера игрока выходит на новый, более высокий уровень, и дальше будет идти лишь по восходящей. Ему всего 24, он только-только ступил на порог того периода, который для футболиста считается «золотым», когда и сил ещё полно, и опыт уже есть немалый, когда уже знаешь не только «что», но и «как»...

Вот только прогресс игрока явно затормозился. В высшей лиге Дмитриев уже мало напоминал себя прежнего – вожака команды, игрока, способного повести партнёров за собой, переломить ход неудачного матча, сыграть нестандартно, остро. И если в команде Садырина это было ещё не столь очевидно, хотя и проглядывалось, то в «Зените» Бышовца у Олега не заладилось почти сразу. Пошла бесконечная череда травм, а из-за них и пропуски матчей, и вскоре игроком основы новоявленный капитан закономерно быть перестал. Повязка перешла к его заместителю Юрию Вернидубу, а сам Дмитриев к концу сезона и вовсе плотно сел на скамейку запасных. Проведя же на ней и практически весь 1998-й, Олег понимает, что в «Зените» на него больше не рассчитывают.

В 1999-м он перебирается в казанский «Рубин», которым в тот год руководит Садырин. Петербургская диаспора там, как, впрочем, и во всех командах Садырина, где бы тот ни работал, была весьма представительна. Игроки охотно мигрировали по России вслед за своим любимым тренером (вспомним и садыринский ЦСКА рубежа 1980-90-х, с ленинградской «колонией» в добрые полдюжины футболистов) – вот и в «Рубине», кроме Дмитриева, играли тогда и Окрошидзе, и Бобров, и Сенников, и Наумов...

Павел Фёдорович даёт ещё один шанс игроку доказать свою состоятельность. Но давние проблемы Дмитриева с лишним весом и общим функциональным состоянием, да и с соблюдением режима, становятся в Казани ещё более явными. И когда по окончании сезона Садырин возвращается в ЦСКА, вынужденно покидает «Рубин» и Дмитриев, отправляясь, правда, явно «на понижение»: 2000 год он начинает в турнире КФК, в составе полностью провалившегося петербургского «Динамо».

В этом же году, получив изрядные денежные вливания, образованный на развалинах скончавшегося «Динамо» клуб «Динамо-Стройимпульс» (будущее «Динамо СПб») обретает статус профессиональной команды и во главе со своим первым капитаном Олегом Дмитриевым и тренером Сергеем Ломакиным начинает упорно и на первых порах небезуспешно карабкаться вверх по турнирной лестнице.

Хотя Ломакин не жалел красок, расписывая игровые достоинства своего капитана, утверждая, что по своему классу он готовый футболист высшей лиги, но последствия многочисленных травм и вольного отношения к режиму не могли пройти бесследно: объективно к высшей лиге футболист Дмитриев был уже не готов. Что подтвердилось сразу, как только «Динамо СПб» в 2001-м поднялось, наконец, из второй лиги этажом выше: в первых рядах тех, с кем тренер распрощался, был именно Олег Дмитриев. При этом тренер прямо озвучил причины своего решения: «Покинули команду игроки, чей уровень уже не соответствует команде, установившей для себя столь высокую планку». С того, первого заявления Ломакина об уровне Дмитриева-футболиста прошло всего полгода...

Пожалуй, здесь напрашивается точка. Олег ещё играл несколько лет в командах низших лиг, но последний шанс вернуться в большой футбол, тогда, в 2001-м, ему использовать не удалось.
«Игрок огромного невостребованного потенциала» - так отзывался о Дмитриеве Павел Садырин в бытность свою главным тренером «Зенита». Что тут ещё можно добавить...

Всего за «Зенит» в 1990–98 г.г. Олег Дмитриев сыграл 224 матча, забил 25 голов (из них в первой лиге 135, 13).
Чемпион СССР среди юношей в 1991 г.
Капитан «Зенита» в 1996–97.
3 комментария

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться
  • Yuranewaspb
    0
    31.03.2013 в 01:43
    С Днём Рождения, бывший наш капитан! Один из тех игроков, с которых началось возрождение Зенита. Желаю, чтобы случалось как можно меньше пожаров и всего наилучшего.
  • mnxacm1970
    0
    31.03.2013 в 04:44
    да это судьба .с днем рожденья капитан дмитриев .
  • Счастливчик
    0
    31.03.2013 в 10:48
    Поздравляю с юбилеем! Хорошая биография.