Совместный проект «Зенита» и Газпромбанка

16
0

«Поделись историей»: болельщик Борис Белкин — об игре на пустыре против Станислава Завидонова, учебе в школе с Олегом Морозовым и детских местах на стадионе «Динамо»

Продолжение совместного проекта «Зенита» и Газпромбанка. 

2020-05-20 19.52.18.jpg

Когда я учился в 159 школе на 8-й Советской, неподалеку на Кирилловской улице был большой пустырь, и мы, мальчишки, бегали там гурьбой. Однажды к нам подошли четверо ребят постарше, предложили сыграть в футбол: «Вы все против нас, без вратаря» — и начали демонстрировать класс. Отпустят гола на два, отыграются и выйдут вперед. Позже, когда я начал ходить на стадион, приехал однажды на матч дублеров, «Трудовые резервы» с кем-то играли. Минут за 15 до конца второго тайма — замена. Пригляделся, а на поле выходит один из тех, кто учил нас играть на Кирилловке. Это был Станислав Завидонов.

В 1949 году мы втроем с приятелями, сев на 12 трамвай, добрались от своей школы до стадиона «Динамо», где «Зенит» принимал рижскую «Даугаву». Нам повезло — за пару дней до матча удалось купить три детских билета. Помню, наши выиграли 1:0. В тот момент я «заболел» — и уже не пропускал игры ни «Зенита», ни «Динамо», ни «Трудовых резервов», ни «Адмиралтейца». Ходил на все, в том числе и на дублирующие составы этих команд. На матче с «Даугавой» купил программку – так начала формироваться моя коллекция. Я собираю программки только с тех матчей, на которых был сам.

Билеты на домашние матчи зенитовцев и динамовцев достать было действительно тяжело. Телевидение только начиналось, поэтому 25-тысячный стадион «Динамо» заполнялся всегда полностью. В день продажи билетов люди приезжали с первым трамваем, но вставать сразу к кассам им не разрешала милиция. Поэтому болельщики прятались за деревьями, в садиках, парадных. И когда поступала команда «Можно вставать в очередь!», со всех углов к кассам неслась толпа, каждый старался обогнать конкурентов. Количество детских билетов было ограничено, поэтому мы тоже бежали вместе со всеми. Детские места располагались за воротами, на так называемой «вороньей горке». Футбол мы смотрели стоя.

Из 159-й школы я перешел в 157-ю — «десятилетку». Меньшая часть моего класса болела за ленинградское «Динамо», большая — за «Зенит». Случались и конфликты — во время перемены нередко раздавались крики: «Бей динамовцев!». Несмотря на это школа считалась образцово-показательной. Классом младше учились будущий чемпион мира по шахматам Борис Спасский и Олег Морозов. Если Спасского все знали — он уже тогда ездил за рубеж на какие-то юношеские соревнования, — то Морозов на тот момент еще не был известен. Окончив школу, я поступил в Ленинградское высшее инженерно-морское училище имени Макарова. Уже будучи курсантом, сижу как-то на 52 секторе стадиона имени Кирова. Смотрю — через барьер ножницами перепрыгивает Олег Морозов. Заметил меня, узнал, смутился и побежал вниз. Через год он стал центральным нападающим «Зенита». Когда я увидел это, был и удивлен, и обрадован. 

Кстати, мне лично довелось заниматься облагораживанием территории вокруг стадиона Кирова. Весной 51-го на строительстве арены было организовано несколько субботников, в которых участвовала и наша школа. Ездили с удовольствием, занимались посадкой деревьев и кустарников вдоль дороги, которая вела к стадиону, высаживали на насыпи траву. Когда я поднялся наверх и глянул на зеленое поле, дух захватило от этой красоты. По сравнению с «Динамо» новый стадион был шедевром.

***

Присылайте свои истории, фотографии и футбольные реликвии на museum@fc-zenit.ru и публикуйте в социальных сетях с описанием и хештегом #Зенит95. 

Об интересных историях и экспонатах «Зенит» расскажет в клубных медиа. Лучшие войдут в финальный проект — выставку, посвященную болельщикам сине-бело-голубых.
0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться