Блог архива болельщиков «Зенита»

78
113

«Владимир Бахтин — Команда Петербурга должна быть достойна великого города»

Сегодня в нашем блоге — эксклюзивное интервью известного болельщика «Зенита». Материал, впервые опубликованный в 1995 году, печатается с сокращениями. Полный текст вы можете прочитать на сайте нашего архива, пройдя по ссылке.


Владимир Соломонович Бахтин — известнейший ученый: фольклорист, литературовед, библиограф. Он автор многих книг о фольклоре: «От былины до считалки», «Сказки, частушки, песни Ленинградской области», «Фольклор русского зарубежья». В последнее время, после отмены цензуры, у В. С. Бахтина появилась возможность публиковать работы о современном фольклоре — «Фольклор ГУЛАГа», «Анекдоты всегда нас спасали...», «Наши детки знают все», и многие другие.
В антологию фольклора XX века наряду с песнями, частушками, анекдотами, он включил и цикл «Гол!», объединивший фольклор футбольных болельщиков: выкрики, речевки, песни, звучащие на стадионах.

Мы беседуем с Владимиром Соломоновичем в его кабинете. Кабинет похож на музей (поначалу) — скульптуры в углах, картины на стенах, редкие, зачастую раритетные, издания на полках шкафов. Но первое впечатление обманчиво — это рабочий кабинет, хозяин которого непрестанно работает. Даже камин и рояль, стоящий в центре кабинета, превращены в филиалы письменного стола — завалены книгами, журналами, газетами...Наш разговор идет живо — Владимир Соломонович охотно говорит о своей любви к футболу, о «Зените», о фольклоре болельщиков. Но не только о них — беседа часто выходит из рамок, переходит на другие темы.



— Владимир Соломонович, что для Вас значит футбол?
— Вы беседуете с болельщиком, чей стаж исчисляется с середины тридцатых годов. Любовь к футболу мне привил отец. Он в 1915 году, будучи студентом Петроградского университета, играл за команду «Унитас», что в переводе с латыни означает «Единство».


— Так за «Унитас» играл сам Михаил Бутусов!

— Не знаю, играл ли отец с Бутусовым. Наверное, не успел, так как вскоре ушел на фронт Первой мировой, и больше не играл. Но интерес к футболу сохранил. Одно из самых ярких воспоминаний моего детства — это походы на футбол, вместе с отцом. Главной ареной тогда был стадион имени Ленина — ныне «Петровский». Это сейчас, сравнивая его со стадионом им. Кирова, видно, что это небольшой стадион, а в то время он казался гигантским сооружением, на всех матчах был переполнен. Не всегда можно было и билет достать. Люди лезли через деревянный забор, использовали любые лазейки, щели. Для наведения порядка на стадионе была конная милиция — такой царил ажиотаж. Каждый матч становился событием.

Я был не только болельщиком, как большинство мальчишек того времени — я играл сам. Я вырос на Троицком поле, в районе Обуховского завода, тогда, да и совсем недавно, он назывался «Большевик». Нынешний спорткомплекс «Обуховца» на берегу Невы — это бывший сад «Спартак». Тогда он был значительно больше чем сейчас — завод разрастался и постепенно отнимал у сада территорию. А в саду было множество полей, площадок на которых с утра до вечера играли в футбол, волейбол, баскетбол, зимой в хоккей. Играли и во дворах — не только в футбол, но и в лапту, «чижа», «двенадцать палочек». В этих играх и физически крепли, и получали, я вам скажу, нравственное воспитание.

Вот все говорили: «влияние улицы», имея в виду дурное влияние. А ведь ребячий коллектив самовоспитывает, дает уроки поведения. Взять детские дразнилки: про плакс, ябед, жадин... Многие родители напрасно боятся пускать своих детей на улицу, и нередко бывает, что «уличные» дети оказываются чище, чем испорченные, избалованные «домашние» дети.

Мы играли старыми, латаными-перелатаными мячами. Новая камера стоила очень дорого и приходилось по многу раз старые камеры чинить. Я — специалист по клейке резины, так как с 10 до 15 лет я только и делал, что клеил и переклеивал камеры. Покрышку тоже многократно штопали, пока уж совсем она не приходила в негодность. А как мы делали себе клюшки! Как только не исхищрялись — и пытались их делать из суковатых палок из чего-то еще. Сколько изобретательности проявляли!


— Владимир Соломонович, что Вам запомнилось из довоенного футбола?
— Хорошо запомнил, как в «Динамо», сильнейшей тогда команде Ленинграда, играла связка Михаил Бутусов — Петр Дементьев. У них была большая разница в возрасте — Бутусову уже было за 30, он был не так быстр, как потом и Стрельцов. Но удар у него был мощный. Я, ко- нечно, слышал легенды, как он ломал штанги, рвал сетки, посылал в нокаут мячом, но сам не видел. Пека Дементьев с мячом творил такое, что словами не передать, это надо было видеть. Казалось, что мяч у него невозможно отобрать, он такой был шустрый, юркий, между ног пролезал. Дементьев доставлял Бутусову мяч, а тот забивал. Жаль, что недолго они поиграли вместе. Бутусов закончил играть, а Пека перед войной, кажется, ушел в другую команду.

— Владимир Соломонович, а весть о победе «Зенита» в Кубке СССР в 1944-м году Вы на фронте получили?
— Нет, я был на Прибалтийском фронте, на нашем участке, под Лиепаей в «котел» попала крупная группировка немцев — 22 дивизии. Очень тяжелые шли бои — они упорно сопротивлялись, там были немецкие моряки, власовцы — самые боеспособные части. Все новости к нам приходили с опозданием, и о победе «Зенита» я узнал только после Победы, вернувшись в Ленинград.

— Вы много лет болеете за «Зенит»...
— Да, «Зенит» быстро стал сильнейшей командой Ленинграда. Но, к сожалению, никогда не был в числе ведущих команд страны. В лучшем случае — крепким середняком. Только короткий период, в начале 80-х, когда стали чемпионами и призерами —«Зенит» радовал, играл хорошо. Но, увы, недолго продержалась та команда.

В свое время мы знали всех игроков, любили и жалели их. Любили «Зенит» даже больше тогда, когда он и успехов-то особенных не имел. Удовольствие было от хорошей, корректной игры.

«Зенит» всегда был бедной командой. Почему, например, не любят ЦСКА? Брали в армию — в хоккей, в футбол... Или киевское «Динамо»? Сколько оно высосало хороших игроков! Взять хотя бы нашего Саленко... Радчеко ушел в «Спартак»... Если бы эти игроки, выросшие в Ленинграде, оставались здесь — было бы совсем другое дело.

Раньше и болельщики, и футболисты были патриотами своего города. А сейчас игрока продали, игрока купили — другая психология. Купили негра, например, в баскетбол и болеют за свою же команду... Я не хочу сказать, плохо это или хорошо, но для моего поколения это странно, хотя я уже тоже начинаю привыкать. В прежние времена я очень хорошо знал, кто в «Зените» коренной ленинградец, никуда не ездил, или кто сменил три команды. На том же Западе все равно ценят тех, кто играет всю карьеру в одном клубе.

— А кто вам нравился больше всего из игроков «Зенита»?
— Я любил Василия Данилова, он в сборной СССР играл. Садырина уважали, он был хороший пенальтист. Казаченок — в последнее время. Прошин хорошо играл. Но как только игрок становился классным, приближался к чему-то — так он сразу исчезал из «Зенита»! Сергей Дмитриев сейчас доигрывает, а в расцвете сил — не играл... Окрошидзе обещал многое, но как-то остановился.

Или местные знаменитости — Бурчалкин, например. Он ленинградец, играл в «Зените» постоянно. На ленинградском фоне выглядел хорошо, его любили: «Бурчалкин-выручалкин» и прочее, но в сравнении с другими игроками — особенно сейчас, когда смотришь, как играют классные команды — все выглядело как-то провинциально. Ленинград — город мирового класса, и поэтому провинциальность эта обидна. «Зенит» в лучшем случае всегда был крепким середняком, а в лидерах ведь никогда не ходил.

Обидно, очень обидно, что такой Великий город — Санкт-Петербург отстает в области спорта. Ведь в остальном — науке, культуре, искусстве, промышленности — Санкт-Петербург не уступает крупнейшим городам мира. Правда, когда в легкой атлетике работал такой тренер, как Алексеев, были успехи, медали, были успехи и у пловцов, лыжников. Прекрасные были игры у баскетбольного «Спартака», но все же за игровые виды спорта и прежде всего за футбол — обидно.


— Владимир Соломонович, вы собирали фольклор болельщиков. Расскажите об этом.

— Фольклор болельщиков — это особая часть народного творчества, на стадионы многие люди приходили не столько посмотреть футбол, сколько разрядиться, выплеснуть эмоции, прокричать. В годы застоя стадион был единственным (или почти единственным) местом, где можно было дать себе волю.

Фольклор болельщиков можно подразделить на три части. Первая: это универсальные, их можно было услышать в любом городе, на любом стадионе — главная тема: судейство. Например: «Судью на мыло!», «Судья продай свисток, купи очки!», «Что на поле за судья, он не видит ничего!» и др. Вторая часть — речевки и кличи, прославляющие любимую команду. Например: «Во всем Союзе знаменит ленинградский наш «Зенит», «Лучше клуба нам не надо, чем «Зенит» из Ленинграда», «Раз-два-три «Зенитушка» дави!», и другие.

Славили и отдельных игроков: «В воротах «Зенита» надежней ста замков стоит великий Миша Бирюков». Забавные такие, девичьим исполнение, можно было услышать: «Хочу ребенка от Казачонка, хочу второго от Желудкова, третьего — от Клементьева!» Третья часть — кличи и речевки, оскорбляющие, иногда очень грубо, команды соперников и их игроков. Звучат они, конечно, обидно для поклонников этих команд и игроков, но жанр такой, обижаться не стоит, тем более, что речевки, задевавшие персонально игроков, свидетельствуют об их популярности, яркой индивидуальности.

— Есть и более злые...
— Да, я уже говорил, что на стадионах выплескивались эмоции, и отрицательные эмоции тоже.

— А песни фанатов?
— Эти песни исполняются на мотив хорошо известных песен, подобная переделка, перелицовка популярных песен встречается очень часто в фольклоре. Так в Москве болельщики «Спартака» поют на мотив «Песенки военных корреспондентов» М. Блантера — «От Москвы до Бреста нет такого места / Где бы не болели за «Спартак». Первая строка вовсе не изменилась. А на мотив знаменитой «Вечерней песни» В.Соловьева-Седого болельщики «Зенита» поют свой гимн: «Город над вольной Невой...»

— Сейчас Вы ходите на футбол?
— Редко, очень редко. Вроде и стадион теперь рядом, а за последнее время был только один раз. Раньше часто ходил со своим другом, ныне, увы, покойным Михаилом Александровичем Дудиным — вот, он был страстный болельщик, ни одного матча не пропускал. Не понравились мне перемены, происходящие с болельщиками. Они стали злее, ожесточеннее по отношению к чужим командам, еще грубее стали выкрики с трибун... А новых кличей и речевок фанатов не слышно.

— Что вы пожелаете «Зениту», Владимир Соломонович?
— Я очень хочу чтобы «Зенит» вышел в высшую лигу. И очень хочу, чтобы играл хорошо. Хочется, и чтобы хорошие игроки не уходили из «Зенита». Думаю, если бы сейчас в «Зените» играли бы Саленко, Радченко, то «Зенит» был бы среди лидеров. Команда Великого города должна быть его достойна и играть ведущую роль. Надеюсь, что «Зенит» еще будет чемпионом, а в моей коллекции появятся новые победные кличи и песни болельщиков «Зенита».

Беседовали М. Григорьев и Б. Михайличенко, фото Л. Кудинова

«Знамя Зенита», №3, 1995 год
1 комментарий

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться
  • mnxacm1970
    0
    05.02.2013 в 06:51
    Владимир так как вы хотели так и стало зенит чемпион уже 2 жды в России СЕЙЧАС И ДАСТ БОГ БУДЕТ И ЕЩЕ .!