Блог историка Дмитрия Догановского. 

При поддержке издания «История „Зенита“»

308
1175

Символические сборные "Зенита" (60-е годы, часть 2)

Годы 1960-е, часть 2

Востроилов
Непомилуев – Спиридонов – Совейко – Данилов
Дергачёв – Завидонов
Васильев – Бурчалкин – Рязанов – Храповицкий

тренер: Е.Елисеев

По новомодной схеме 4-2-4, которая с некоторыми модификациями доминировала во всём мире фактически до чемпионата мира 1966 года, в середине поля предусматривались те же два полузащитника, как и в «дубль-вэ». Но теперь, за счёт того, что чистых форвардов стало меньше, чем прежде, для сохранения мощи атаки от хавбеков требовалось куда большее участие в атакующих действиях. А, следовательно, гораздо более широкого диапазона действий и, соответственно, выносливости и подвижности.
И замечательный зенитовский тандем хавбеков первой половины 1960-х вполне отвечал всем этим требованиям.

Станислав Завидонов (1934) – мс, за «Зенит» (1956-66) – 254 матча, 31 гол.
Капитан команды в 1959-60, 1962-63.
Лучший бомбардир «Зенита» в сезоне 1964
№1 в 33 лучших – 1 раз
В олимпийской сборной СССР – 3 матча.


Настоящий «мозговой центр» команды, капитан «Зенита», один из сильнейших полузащитников страны начала 1960-х и один из лучших хавбеков в истории «Зенита» - это всё Завидонов.
Рослый, физически сильный и хладнокровный, обладающий мощным ударом и отличным пасом, мастер стандартов, техничный и неутомимый, он при необходимости в одиночку мог перекрывать всю середину поля, успевая не только отработать в обороне, но и активно и полезно подключиться к атаке. Обладал выраженными бойцовскими и лидерскими качествами, умело дирижируя всей игрой команды, грамотно меняя темп и направление атак. В зенитовских построениях тех лет являлся фигурой важной, приметной и незаменимой.

В 1959 году был призван в ряды новообразованной олимпийской сборной СССР, став и первым капитаном в её истории.

Анатолий Дергачёв (1937) – мс, за «Зенит» (1957-60, 62-66) – 223 матча, 10 голов.

Один из самых ярких тандемов во всей истории «Зенита» Завидонов-Дергачёв можно смело назвать и одним из самых классных. Очень разные по характеру (весельчак, балагур и гуляка Дергачёв и весьма себе на уме, немного замкнутый и нудноватый Завидонов), да и вне футбола особо не приятельствующие, на поле они действовали, как братья-близнецы. Взаимопонимание этой пары, доведённое буквально до автоматизма, впечатляло: им даже не обязательно было видеть друг друга – они друг друга просто ощущали. Мало, кто мог поспорить с ними в их способности прочитать игру, да и объём работы, проведённый за матч этими моторными, двужильными ребятами, впечатлял. Пожалуй, на рубеже 1950-60-х во всём отечественном футболе с ними мог посоперничать, разве что, столь же яркий дуэт хавбеков блистательного «Торпедо» Воронин – Маношин.

Дергачёв, играя, как правило, ближе к своим воротам, забивал заметно меньше своего партнёра, но уж мастерством точнейшего зрячего паса владел, как никто другой в том составе команды. И атаку охотно поддерживал, и «подчищал» за уходящим вперёд Завидоновым, и в обороне отрабатывал самоотверженно. Талантом футбольным наделён был от природы щедро: и поле видел прекрасно, и намерения соперника мог просчитать наперёд, и техникой был не обижен. Высокий, мощный, но, несмотря на это, быстрый и работоспособный, Дергачёв прекрасно дополнял на поле своего многолетнего напарника. Хотя, тут трудно однозначно сказать, кто кого больше дополнял... В общем, замечательный был у «Зенита» тандем.

Тренер

Евгений Иванович Елисеев
(1909) – змс, зтр СССР, тренировал «Зенит» в 1961–1964. Под его руководством команда провёла 117 матчей: +39 =36 -42; 159–150.

Будучи в довоенные годы одним из сильнейших футболистов страны, игравшим в сборных Москвы, Ленинграда, РСФСР и СССР, впоследствии Елисеев стал и столь же заметным и сильным тренером. Театрал и эрудит, любитель музыки и искусства, сам неплохо игравший на рояле и рисовавший, и к тренерской своей работе он подходил творчески. И футболистов старался подбирать соответствующих, и игру его команды показывали красивую, запоминающуюся.

Возглавив «Зенит», он некоторое отлаживал барахлившую машину командной игры и, в конце концов, «Зенит» ожил! Ярко заиграло зенитовское нападение – широко, агрессивно, с быстрыми фланговыми проходами, с неожиданными сменами направления атаки... Невысокие, но активные и чрезвычайно мобильные зенитовские форварды замельтешили по штрафной соперника с невероятной скоростью, постоянно меняясь флангами, отходя, при необходимости, к центру поля, помогая полузащитникам завязывать комбинации, и по очереди резко и неожиданно вылетая на острие атаки. Их активно поддерживала прекрасная пара зенитовских хавбеков, по бровкам остро прорывались фланговые защитники, а когда из глубины поля вдруг ещё и выкатывала мощная дальнобойная «пушка» Завидонова – сопернику приходилось совсем туго.

Такая манера игры требует от футболистов исключительной сыгранности и полной самоотдачи, и если по тем или иным причинам ленинградцам игра не удавалась, или кто-то выпадал из общего игрового ансамбля – красочный рисунок расплывался, атаки «Зенита» смотрелись со стороны хаотичной беспорядочной беготнёй, а результат матча, как правило, никак не устраивал болельщиков. Но зато когда всё было в порядке – игрой елисеевского «Зенита» любовались даже соперники.

Вратарь

Владимир Востроилов
(1936) – мс, за «Зенит» (1962-67) – 133 матча.

С 1956 года, с момента ухода из большого футбола легендарного Леонида Иванова, проблема надёжного «первого номера» в «Зените» стояла необычайно остро. И только с появлением в рамке зенитовских ворот Владимира Востроилова страсти вокруг этой позиции утихли на целых 5 лет.

Ему были чужды грациозные кульбиты, эффектные сейвы и вообще всяческая рисовка. Играл он неброско, без затей, но уверенно, надёжно, и, самое главное, относился к разряду голкиперов, которые «выручают».
Тактически Востроилов играл очень грамотно, а неброскость манеры его игры обуславливалась, в первую очередь, тем, что ему зачастую просто не было необходимости красиво прыгать за мячом в противоположный угол, чем нередко грешат многие голкиперы – благодаря замечательной интуиции и умению заранее просчитать действия нападающего соперника, он загодя занимал тот угол ворот, куда должен последовать удар. Не вратарь искал мяч, а мяч искал вратаря – не это ли высшая оценка мастерства голкипера?
Смелый и расчётливый, с отличной реакцией, он хорошо играл на выходах и в лучшие свои годы обладал ещё одним ценным для вратаря качеством: редко ошибался.

Имеется на его счету и абсолютный зенитовский рекорд – 18 «сухих» матчей в чемпионате 1963 года. За все прошедшие годы ни один вратарь «Зенита» пока даже не приблизился к этому достижению, и жизнь ему, похоже, уготована долгая.
0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться