Блог историка Дмитрия Догановского. 

При поддержке издания «История „Зенита“»

307
1175

Виктор Смагин - к столетию бомбардира



Сегодня, 1 марта, исполняется ровно 100 лет со дня рождения одного из сильнейших форвардов довоенного «Зенита» - «Сталинца» Виктора Смагина.

Центрфорвард. От этого слова веет чем-то старинным, мощным и основательным. Как от слова «катапульта». Или «таран». Давно прошли времена, когда каждая футбольная команда просто обязана была иметь в своём штатном расписании нападающего этого амплуа. Нет, конечно, и поныне в футболе остаются очень востребованными крепкие, агрессивные форварды, играющие на самом острие атаки, способные продавить, проломить оборонительные порядки соперника, выиграть верховую борьбу в штрафной площади и могучим ударом вколотить мяч в сетку ворот из района одиннадцатиметровой отметки. Но с нынешней изрядной универсализацией игроков линии атаки, стопроцентных центрфорвардов в том, семидесятилетней давности понимании, пожалуй, и не осталось.

Виктор Смагин в период своего расцвета во второй половине 1930-х был классическим центрфорвардом. Ещё в 1930 году перспективный восемнадцатилетний воспитанник футбола южного города Баку был включён в состав сборной Закавказья, а в 1932-м впервые предстал перед глазами ленинградских болельщиков: в том году в составе сборной Баку он сыграл на стадионе им. Ленина против сборной Ленинграда, ворота которой, кстати, защищал голкипер команды ЛМЗ Александр Шлейфер.

Последовавший вскоре непродолжительный альянс молодого форварда с брянским «Динамо» также не прошёл мимо команды ленинградского Металлического завода: в 1933 году брянские футболисты весьма нелюбезно обошлись с приехавшими к ним в гости ленинградскими металлистами, разгромив их со счётом 7:0. А когда два года спустя сборная Баку со Смагиным в составе в розыгрыше чемпионата СССР среди сборных городов нанесла поражение одному из фаворитов турнира, сборной Ленинграда, а Смагин стал автором одного из двух голов в ворота ещё одного представителя ЛМЗ в сборной города Георгия Шореца, участь форварда была решена. В том же году по личному распоряжению директора ленинградского Металлического завода И. Пенкина он был принят во ВТУЗ при ЛМЗ, оформлен в заводскую футбольную команду, и с тех пор всю свою жизнь связал с городом на Неве.

Пожалуй, Смагин был самым колоритным из довоенных нападающих «Зенита». Рослый и мощный, он яростно таранил и трепал оборону соперника без устали, весь матч, сразу став основной ударной силой команды в атаке. Отличался завидной скоростью, выносливостью и работоспособностью, хорошо играл головой, обладал мощным ударом, был бесстрашен и очень агрессивен. Борьбу за мяч вёл крайне жёстко, порой даже грубовато, но при этом исключительно самоотверженно и беззаветно, наводя панику в защитных рядах соперника и поднимая «на подвиг» своих партнёров. По воротам бил из любого положения, бил сильно, зло, от души, и нередко защитники даже побаивались идти в стык с этим яростным и неустрашимым форвардом, готовым на своём пути к воротам смести кого угодно, невзирая на лица.

Правда, на первых порах поиграл Смагин за команду сравнительно недолго — свой дебют в группе А в 1938-м «Сталинец» был вынужден проводить без своего основного «забивалы», получившего длительную дисквалификацию за далеко не футбольный проступок. Функции центрафорварда взял на себя инсайд Алексей Ларионов, однако атакующей мощи команде явно стало не хватать — активные, но, в большинстве своём, довольно щуплые нападающие «Сталинца» испытывали немалые проблемы, сталкиваясь с крепкими, рослыми защитниками соперника, а физической силы одного Ларионова было, всё-таки, маловато для стабильного успеха. И в 1939-м произошло возвращение форварда Смагина в команду.

И как будто бы игрок и не уходил. Забивать он стал как-то практически сразу, без вполне обычной для новичка высшего дивизиона раскачки, уже вскоре оформив «дубль» в ворота одного из лидеров советского футбола тех лет московского «Динамо». Он вообще не любил откладывать дела в долгий ящик – вот и половину своих голов за первый сезон в элитном дивизионе Смагин забил в первые пять(!) минут матчей.

При этом до мяча он не был жадным, при необходимости охотно делясь им с партнёром, находящимся в более выгодном положении, и с его точных пасов в ворота соперников зенитовцы провели немало голов. Как, например, в финале Кубка СССР 1939 года, в котором «Сталинцу» противостоял непобедимый в те годы московский «Спартак». Именно Смагин стал ассистентом первого гола нашей команды в финальных матчах Кубка страны, тараном продравшись с мячом сквозь насыщенную оборону москвичей, но вместо напрашивающегося удара по воротам сделав неожиданный пас пяткой на набегающего с фланга правого крайнего Георгия Ласина. Тому ничего не оставалось, как только подставить ногу и тихонько катнуть мяч в угол ворот спартаковцев. Голкипер москвичей Владислав Жмельков к такой внешне незатейливой, но коварной комбинации оказался не готов и с броском явно запоздал.

Надо признать, довоенное зенитовское нападение результативностью особо не выделялось. Забивал «Зенит» сравнительно немного, а потому на высокие свершения не замахивался, занимая место в нижней части турнирной таблицы и заботясь исключительно о сохранении места в элитном дивизионе советского футбола. Ни одному из довоенных тренеров так и не удалось отладить игру команды в атаке, хотя были в составе «Сталинца» в те годы и неплохие форварды. Смагин — в их числе.

Вот только пришедший в «Зенит» перед началом сезона-41 новый главный тренер Константин Лемешев так не считал. К тому же славился Смагин весьма вольным отношением к дисциплине и тренировочному процессу, а также буйным, неуравновешенным нравом, который проявлялся не только на поле, но и вне его, и порой приводил футболиста к изрядным проблемам – удаления с поля, длительные дисквалификации с отлучением от футбола сопровождали его на протяжении всей его карьеры. Вопросам же дисциплины новый тренер всегда уделял большое внимание, потому со слабоуправляемым форвардом общий язык найти ему тогда не удалось.

Да тут ещё накануне начала чемпионата 1941 года и очередная реформа футбольного хозяйства страны подоспела, в связи с которой в «Зенит» влилась группа сильных нападающих, и необходимость в форварде Смагине в команде, по мнению тренеров, отпала. И последний предвоенный сезон 29-летний футболист начинает в составе только что вернувшегося в группу А ленинградского «Спартака». В котором сходу также становится лидером атак, основным забивалой и... главным нарушителем дисциплины на поле. Форвард не изменяет себе.

Розыгрыш чемпионата по футболу 1941 года оказался незавершённым. Матч 10 тура новой команды Смагина, ленинградского «Спартака», со «Спартаком» московским, назначенный на 22 июня, не состоялся, и некоторое время спустя команда во главе со своим тренером Павлом Батыревым почти в полном составе уходит добровольцами на фронт. Фактически, это был конец команды — с войны вернулись далеко не все...
Однако Смагин в то время умудряется вновь вернуться в «Зенит», с которым вскоре отправляется в эвакуацию в Казань, а затем в подмосковный Калининград, где, будучи уже капитаном, принимает участие в открытом первенстве Москвы, а также в различных товарищеских матчах своей команды.

В 1944-м участия в играх победного для «Зенита» розыгрыша Кубка СССР он не принимает (ухитрившись схлопотать за далеко не футбольные «подвиги» очередную длительную дисквалификацию с лишением звания мастера спорта СССР ещё в военном 1943-м!), но год спустя вместе с командой открывает первый послевоенный чемпионат СССР.

Только это уже не тот, довоенный Смагин. Возраст потихоньку берёт своё, сказывается и почти двухгодичное отлучение от большого футбола, да и нападение в «Зените» на тот момент было вполне укомплектовано классными игроками. И многоопытный 33-летний футболист начинает мигрировать по позициям, подменяя то инсайдов, то полузащитников, а то, как в старые времена, занимая место и на острие атаки. Но вскоре прочно занимает место центрального защитника, на позиции которого уверенно выступает вплоть до окончания своей футбольной карьеры в 1946 году.

Затем тренировал городские футбольные команды (в т.ч. чемпиона Ленинграда 1961 и 1962 г.г. команду ГОМЗ), а в 1960–1970-х работал в школе «Смена». Среди его воспитанников — чемпионы 1984 года Юрий Желудков и Аркадий Афанасьев.

Всего за «Зенит» в 1936–40 и 1945–46 г.г. Виктор Смагин сыграл около 100 матчей, забил 28 голов (из них в группе А 80, 19).
Финалист Кубка СССР 1939 г.
Лучший бомбардир «Сталинца» в сезоне 1937 г. – 7 голов (группа Б)
Капитан «Зенита» 1942-43, 1946
2 комментария

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться
  • Сигизмунд
    0
    01.03.2012 в 10:17
    Респект Догану. Посмотреть бы эпизоды, в которых забивал Виктор Смагин - вряд ли что имеется в архивах, наверное. А жаль - наша история.
    Dogan
    0
    03.03.2012 в 03:23
    К сожалению, довоенные видеоархивы Зенита в природе вряд ли существуют. У нас и гораздо более поздние годы практически не сохранились. Так, отдельные сюжетики, разве что. Да и то, в большинстве своём, московские, когда Зенит в столице играл.
    Да, очень жаль. Просматриваю периодически архивы АПЛ - так там многие матчи более чем столетней давности сохранились. За-авидно...