Блог историка Дмитрия Догановского. 

При поддержке издания «История „Зенита“»

307
1175

Звезда и рок Юрия Загуменных - к 65-летию со дня рождения



7 июня исполнилось 65 лет со дня рождения защитника «Зенита» 1970-х Юрия Загуменных – футболиста непреклонной воли и трагической судьбы.

В 1970-м новый тренер «Зенита» Евгений Горянский сделал первое приобретение для команды: из владивостокского «Луча» был приглашён молодой 23-летний защитник Юрий Загуменных. Несмотря на молодость, футболист уже более шести лет выступал за ведущий дальневосточный клуб и пользовался у болельщиков большой популярностью.

Первые же слова, которые услышал Горянский из уст новобранца, изрядно удивили многоопытного тренера: «Я играть в дубле не хочу – заявил молодой защитник. – Вы поставьте меня сразу в основу, и если я вам не подойду, то немедленно уеду домой. Но я вам точно подойду». Подивившись такой дерзости и самоуверенности, тренер, тем не менее, сразу поставил новичка в основной состав, и в результате на ближайшие пять лет проблема левого края обороны «Зенита» оказалась успешно решена – практически сразу после этого, новообразовавшаяся связка Булавин – Голубев – Лохов – Загуменных «заиграла», вскоре превратившись в одну из лучших защитных линий в истории «Зенита».

Роста невысокого, широкоплечий и коренастый, Загуменных не выделялся филигранной техникой и поставленным ударом, зато был быстр, отважен и невероятно работоспособен, и поэтому ни у Горянского, ни у сменившего его впоследствии Зонина ни разу не возникло сомнений в необходимости этого агрессивного и цепкого защитника для команды. Физически очень сильный и неутомимый, Загуменных обладал отличной стартовой скоростью, уверенно играл в отборе и персонально, а благодаря своей исключительной выносливости был способен просто вымотать нападающего соперника, кружа вокруг него весь матч и нападая, казалось, со всех сторон одновременно.

Забивал, как и полагается игроку обороны «по штату», редко, но участие в атакующих действиях команды принимал активнейшее, уверенно составляя «второй эшелон» атаки, на пару с другим атакующим защитником команды Булавиным, как клешнями охватывая оборону соперника с флангов, терзая и мотая своих коллег по амплуа – крайних защитников. При этом при срыве атаки всегда успевал вернуться на своё место. А о его выбросах мяча из аута просто ходили легенды – порой создавалось впечатление, что при желании этот здоровяк без особого труда сможет перебросить мяч поперёк всего поля.

В первый же год выступлений за «Зенит» Загуменных был назван в числе лучших дебютантов сезона в СССР, а ещё через год вошёл в число 33-х лучших игроков чемпионата. Что и говорить, начало многообещающее, и карьера зенитовца поначалу и на самом деле складывалась удачно и гладко. В игру «Зенита» с первого же матча он вошёл настолько легко и непринуждённо, что, казалось, играл в его составе уже не первый год. Его право на место на левом фланге защиты не подвергалось ни малейшему сомнению; за прошедшие годы взаимопонимание со столпами зенитовской обороны Голубевым и Лоховым дошло едва ли не до состояния автоматизма; тренеры олимпийской сборной постоянно держали «на карандаше» этого игрока; серьёзные травмы счастливо обходили стороной... Его выносливость и самоотверженность давно уже стали притчей во языцех, беззаветность на тренировках ставилась всем в пример, а редкие случаи вынужденного отсутствия Загуменных в стартовом составе «Зенита» воспринимались болельщиками даже с некоторым недоумением.


И продолжалось так до злополучного апреля 1975 года, когда тяжелейшая травма, полученная на тренировке, фактически на ровном месте, всё же подстерегла 28-летнего футболиста, находящегося в самом расцвете сил, и надолго вывела его из строя.

После подобных повреждений не то, что играть в футбол, даже передвигаться нормально многие не могут. Но, пережив сложную операцию на позвоночнике и длительный реабилитационный период, получив вторую группу инвалидности, спортсмен не сник, не сложил руки. Не тот характер у человека!
Его не остановил ни вердикт врачей, предписавших ему только сидячую работу, ни назначенная инвалидная пенсия, ни специальный жёсткий корсет, который он был вынужден носить на своём теле в течение целого года, ни письмо из райсобеса с милосердным предложением освоить приемлемую для инвалида работу швейника – футбол продолжал манить, без него Юрий свою жизнь просто не мыслил.

Постепенно начал тренироваться, по нескольку часов ежедневно разминать атрофированные за время болезни мышцы. Сначала лёжа в постели (более полугода!), затем, ковыляя по комнате, затем начал потихоньку ходить по улице, потом бегать... Но и на этом он не остановился: через полтора года сделал первый удар по мячу.
И вот после двухлетних изнурительных самостоятельных тренировок, в начале 1977-го Загуменных всё-таки вернулся в большой футбол.

Однако в «Зените» его возвращению как-то не обрадовались («Ты же инвалид! А нам инвалиды не нужны» - не утруждая себя излишней дипломатичностью, прямо заявили ему в клубе...) На позиции левого защитника в «Зените» уже успешно играл молодой Давыдов, и 29-летний спортсмен, приложивший столько сил для возвращения к любимому делу, оказался никому не нужен.


Но на счастье Юрия, всё это время за ним внимательно следил его бывший тренер Александр Кочетков, тот, который ещё в далёком 1964-м году поверил в этого, тогда ещё 16-летнего паренька, и первым позвал его в состав команды мастеров «Луч». Теперь Кочетков работал главным тренером ташкентского «Пахтакора» и, отлично зная игровые и личностные качества своего воспитанника, его крепкий характер и неистребимую любовь к футболу, приложил все силы к тому, чтобы убедить руководство клуба, что этот игрок ещё отнюдь не сказал своего последнего слова в футболе высшего уровня.

«Пахтакор» в 1977-м выступал в первой лиге, но перед командой в том году была поставлена чёткая цель: вернуться в группу сильнейших. Задача эта была успешно решена, и одним из главных творцов этого достижения стал левый защитник Юрий Загуменных, как и в прежние годы, отыгравший почти все матчи сезона, отыгравший уверенно, стабильно и надёжно. Как будто и не было той страшной травмы, тех двух тяжелейших лет без футбола... А врачи, продолжавшие наблюдать за недавним инвалидом, были потрясены: очередное обследование спортсмена, ещё не так давно признанного «ограниченно трудоспособным», показало, что он практически здоров!

Нашумел «Пахтакор» и в своём первом после двухгодичного перерыва сезоне в высшей лиге СССР. Нет, конечно, нельзя сказать, что советский футбол в их лице получил нового гранда — команда была ещё неровная, сырая, неся в себе все известные проблемы и пережитки первой лиги. Но её лихие победы над будущим чемпионом «Динамо» (Тбилиси) 3:0, «Зенитом» 3:0, «Нефтчи» 5:1... заставили считаться с ней всех старожилов футбольной элиты. В итоге дебютанты-ташкентцы, хоть и заняли место в нижней части турнирной таблицы, но по результативности уступили лишь чемпионам-тбилисцам и, к тому же, завоевали приз «Гроза авторитетов», отобрав в очных встречах по половине очков у всех призёров чемпионата. «Команда надежд» — так называли тот «Пахтакор», и это, пожалуй, было верно. Играли в её составе несколько ярких, заметных игроков, команда была явно перспективна, и, кто знает, в какую величину выросла бы она через пару лет, если бы...

...11 августа 1979 года «Пахтакор» вылетел из ташкентского аэропорта и направилась на очередной календарный матч в Минск. Предыдущую игру с ворошиловградской «Зарёй» ташкентцы провели уверенно, выиграли 3:1, и настроение футболистов было отличным. Несколько смущало только отсутствие на борту самолёта недавно назначенного нового главного тренера команды Олега Базилевича: его ждали в аэропорту до последнего, но пришлось улететь без него. Впрочем, до игры с минским «Динамо» оставалось ещё два дня, и никто не сомневался, что опоздавший тренер успеет прибыть в столицу Белоруссии до начала матча. Также не было с ними и игрока основного состава защитника Могильного, зато вместо него с командой отправился на выезд залечивающий травму «Профессор» - капитан «Пахтакора» Михаил Ан. Выйти на поле он, конечно, не смог бы, но само присутствие этого авторитетного футболиста, игрока сборной СССР, на скамейке запасных наверняка благоприятно повлияло бы на игру команды.

А через два часа «Пахтакора» не стало. В условиях плохой видимости из-за ошибки диспетчерской службы в небе над городом Днепродзержинском на высоте 8.5 тысяч метров столкнулись два самолёта ТУ-134. Все 178 пассажиров и членов экипажей этих самолётов погибли.
Погибла и команда «Пахтакор», 17 человек, в том числе, и весь её основной состав. «Команде надежд» не суждено было состояться.
В том самолёте находился и Юрий Загуменных...

Всего за «Зенит» в 1970–75 г.г. Юрий Загуменных сыграл 152 матча, забил 2 гола.
В 33-х лучших — № 3 (1972).
Во Владивостоке с 1983 года проводится ежегодный турнир юношеских команд памяти своего земляка – первого дальневосточного футболиста, оставившего заметный след в элите советского футбола.

P.S. В межсезонье 1978/79, когда тренер «Зенита» Юрий Морозов начал исправление некоторых горячечных селекционных решений прежних лет и вернул в состав команды несколько вынужденно покинувших её при предыдущем тренере футболистов, встал вопрос и о возвращении Загуменных.
Футболист с готовностью приехал в Ленинград и даже поработал с «Зенитом» на предсезонных сборах, но руководство ташкентского клуба категорически отказалось отпустить в этом году одного из ключевых игроков команды. Юрию пришлось вернуться в Ташкент с твёрдой уверенностью, что уж следующий, 1980 год, он непременно начнёт в «Зените». Зная несгибаемый характер этого мужественного парня, вряд ли кто сомневался в том, что своего он добился бы и в этом случае...
2 комментария

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться
  • Alexander
    0
    13.06.2012 в 09:29
    Спасибо, хорошая статья, что бы помнили
  • ingvar
    0
    21.10.2012 в 02:17
    Да,один из тех,кто определял лицо Зенита 70-х...Спасибо,Дмитрий.