Блог историка Дмитрия Догановского. 

При поддержке издания «История „Зенита“»

307
1175

К 100-летию Аркадия Алова

Сегодня, 4 декабря, исполняется 100 лет со дня рождения Аркадия Алова — полузащитника «Зенита» конца 1940-х, главного тренера команды в 1950-х и в 1960-х.
%d0%90%d0%bb%d0%be%d0%b2.jpg

Алов — один из представителей длинного ряда бывших игроков ленинградского «Динамо», тренировавших впоследствии «Зенит» (К. Егоров, М. Бутусов, В. Лемешев, В. Фёдоров, Г. Зонин, Ю. Морозов...). В бытность свою игроком Алов являлся одним из ведущих футболистов довоенного «Динамо»: физически сильный и техничный, чрезвычайно жёсткий и агрессивный центрфорвард с развитым голевым чутьём и отличным ударом с обеих ног. Его звёздный час пришёлся на последние предвоенные чемпионаты, когда он был избран капитаном команды и являлся безусловным лидером динамовской атаки, хотя в нападении ленинградского «Динамо» неплохих игроков тогда хватало. Но именно Алов был главной ударной силой команды, и лучшим её бомбардиром в те годы. Имеется на его счету и небольшое всесоюзное достижение: он стал первым футболистом СССР, сумевшим в матче чемпионата страны оформить дубль после выхода на замену. В общем, игроком Алов был незаурядным.

В военные годы оставался в блокадном Ленинграде, служил в милиции, принимал непосредственное участие в организации и проведении знаменитых «блокадных матчей». А после войны отошёл в полузащиту и голов больше не забивал, хотя выступал ещё долго, вплоть до 1950-го. В 1949–1950-м защищал цвета «Зенита», но выходил на поле ветеран редко, особой погоды в игре команды не делая и не имея практических шансов хоть сколько-нибудь потеснить из основы признанных мастеров Кравеца и Левина-Когана.

После окончания игровой карьеры некоторое время работал вторым тренером в «Зените», затем тренером в ФШМ, а в 1956-м возглавил «Зенит» уже в качестве главного тренера. В Ленинграде ещё помнили яркую лемешевскую команду конца 1940-х — начала 1950-х и никак не могли примириться с тем, что с постепенным сходом своих стареющих звёзд «Зенит» вот уже который год обретался вдали от пьедестала, ни на что хоть сколько-нибудь серьёзное не претендуя. И на нового тренера надеялись.

Первый приход Алова в «Зенит» (1956-57)

Алов решительно вступил на тренерское поприще, первым делом храбро разогнав остатки старой лемешевской гвардии — Л. Иванова, Кравеца, Марютина, Гартвига — в общем, всех тех, с кем в своё время сам выходил на поле. Вместо них в составе появились молодые способные футболисты Гек, Мещеряков, Дергачёв, Завидонов..., те, кому в последующие годы суждено было определять игру «Зенита» и стать лицом команды.

Однако приемлемого результата эта селекционная активность Алова не дала, возрождения лемешевской команды не получилось: одержав за целый год всего единственную (!) домашнюю победу и по ходу сезона выдав унылую двенадцатиматчевую безвыигрышную серию, «Зенит» с трудом удержался в классе А. Игру команда при этом показывала невыразительную, нестабильную, откровенно вялую, без особой игровой мысли и без «волевого стержня». И именно тогда родилось и прозвучало с эстрады быстро ставшее известным на всю страну четверостишье популярных ленинградских куплетистов Рудакова и Нечаева, ехидное и горькое одновременно:

Был когда-то наш «Зенит» 

И силён, и знаменит. 

А теперь игра в «Зените» 

Не игра — а извините...

Ещё хуже «Зенит» начал новый сезон 1957 года, и привело это к последствиям печальным, драматическим — знаменитый «футбольный бунт» на стадионе им. Кирова в мае 1957 года, спровоцированный, в первую очередь, качеством игры команды, произвёл в футбольных и не только в футбольных кругах эффект разорвавшейся бомбы. Таких масштабных беспорядков в истории отечественного спорта не было ни до, ни после. И подобные события, разумеется, не могли пройти для «Зенита» бесследно. Вопрос о делах команды решался на высшем областном партийном уровне. В результате, всё руководство клуба и тренерский состав, от начальника до помощников тренера было сменено, а на место Аркадия Алова из Москвы выписали Георгия Жаркова — первого иногороднего тренера в истории «Зенита».

Итоги первого прихода

Долгое время существовало два диаметрально противоположных мнения о результатах той полуторагодичной работы Алова на посту главного тренера «Зенита».

Одни считали, что именно он, начав решительное омоложение действительно заметно подзакисшего «Зенита», заложил основу, фундамент той команды, с которой пришедший ему на смену Жарков добился в конце 1950-х неплохих результатов. Именно под руководством Алова футбольная сборная Ленинграда, составленная преимущественно из игроков «Зенита», на 1 Спартакиаде народов СССР 1956 года сумела дойти до полуфинала, что в родном городе было воспринято как несомненный успех.

Другие же категорически утверждали, что из группы привлечённых им безусловно талантливых молодых игроков сложить хоть сколько-нибудь боеспособный коллектив Алову оказалось явно не по силам. А итоговое 9-е место в 1956 году (при 12 участниках), занятое при нём «Зенитом», зримо ставил вопрос о его тренерской состоятельности. Да и в 1957-м, в тот момент, когда вместо Алова в «Зенит» пришёл Жарков, команда уверенно занимала последнее место.

И вряд ли кто-нибудь смог бы аргументировано разрешить спор этих двух групп оппонентов, если бы...

Если бы в конце 1966-го, когда «Зенит» опять (в который уже раз!) явно валился в тартарары, руководство ленинградского футбола не вспомнило об Алове и о его прошлой бескомпромиссности при обновлении состава лихорадящей команды. Наверняка в этом выборе вновь, как и за десять лет до того, в 1956-м, сработала и магия имени: как же, Алов — лидер довоенного «Динамо», капитан сборной Ленинграда, организатор и участник блокадных матчей, известный футбольный арбитр, личность достаточно популярная и авторитетная. Да и в оценке итогов его предыдущей тренерской работы в «Зените» к общему мнению в Ленинграде так и не пришли — несмотря на невзрачность достигнутых тогда успехов, в состав команды им действительно было привлечено немало способных молодых игроков, многие из которых затем долгие годы определяли лицо «Зенита». А тут как раз ровно десять лет спустя перед командой вновь во весь рост встала проблема смены поколений. Так почему бы и не дать попробовать тренерский хлеб этому специалисту ещё раз?

За время, прошедшее с момента первого опыта руководства «Зенитом», Алов успел без особого успеха потренировать клубные питерские команды, а также рухнувшее во вторую группу А ленинградское «Динамо», в 1960–1964-м активно занимался судейством матчей чемпионата страны. И, стоит отметить, небезуспешно. Жёсткость и решительность, столь свойственные Алову-игроку, для Алова-судьи оказались ещё более кстати. Конечно, к элите советского судейского корпуса причислить его сложно, но до всесоюзной категории он дошёл, и арбитром был, всё же, довольно заметным.

Ленинградское спортивное руководство упрямо продолжало держаться за многолетние традиции, уверенное в том, что городскому футболу вполне по силам обойтись исключительно своими силами. Что местные тренеры вполне конкурентоспособны на всесоюзной арене, и только они могут вернуть ленинградскому футболу утраченные ещё лет 40 назад лидерские позиции в стране. Ничего не доказали футбольным начальникам ни далеко не блестящие результаты работы с флагманом городского футбола большинства из предыдущих ленинградских тренеров, ни успешное выступление команды при единственном на тот момент иногороднем специалисте, москвиче Георгии Жаркове в 1958 году. Вновь поиски нового тренера взамен ленинградцу Валентину Фёдорову по окончании провального сезона 1966 года велись исключительно в черте города. Выбор оказался более чем ограниченным, и «старый-новый» тренер Аркадий Алов вновь взялся за работу.

Второй приход Алова в «Зенит» (1967)

Первым делом он сходу расстался со своими же протеже одиннадцатилетней давности Завидоновым и Дергачёвым — ведущими и наиболее авторитетными игроками команды. Затем одна за другой полетели головы и других уважаемых ветеранов: Совейко, Васильева, Востроилова, Рязанова, Беликова... Попал под горячую руку и игравший тогда в «Зените» будущий корифей питерской тележурналистики, а тогда ещё молодой 23-летний нападающий Геннадий Орлов...

Вероятно, такие действия были и оправданы: провалы последних лет наглядно показали, что обстановка в команде далека от рабочей. Многочисленные нарушения режима игроками, безволие и апатия на поле, безответственное отношение к тренировкам — всё это стало своего рода визитной карточкой «Зенита» образца середины 1960-х. И с этим надо было, конечно, что-то срочно делать. Но то ли не хватило тренеру прозорливости для принятия правильных решений по новичкам; то ли, увлёкшись разрушением, Алов, практически одномоментно освободившись от едва ли не половины прошлогоднего основного состава, незаметно для себя сломал и хребет команде; то ли просто, ввязавшись в непростое дело руководства футбольной командой высшего дивизиона, тренер сильно переоценил свои возможности... Только и на сей раз ничего вразумительного в «Зените» ему создать не удалось.

Предвосхищая «морозовские» методы построения команды, он смело доверял молодёжи, вот только тренерской харизмой, профессиональными знаниями и интеллектом Морозова явно не обладал. А поэтому, даже получив в клубе практически неограниченные полномочия, пропустив через команду за один сезон почти полсотни (!) игроков, ничего похожего на боеспособный коллектив Алов вновь сложить не сумел. Как и в 1956-57-м, его «Зениту» определённо не хватало сыгранности, игровой мысли и даже подобия бойцовского духа — при первых же неудачах (а их опять, как и десять лет назад было немало) у футболистов опускались руки, а тренер был не в состоянии организовать, встряхнуть команду, вселить уверенность в игроков.

«Зенит» повалился с самого начала нового сезона 1967 года. Не имея ни чёткого представления о грамотной постановке тренировочного процесса, ни умелого похода к игрокам, Алов так и не сумел ни организовать игру, ни наладить дисциплину, ни завоевать авторитет и уважение даже в лишившейся лидеров-ветеранов сильно обновлённой команде. Да что там — авторитет... Футболисты откровенно не любили своего тренера и никогда не упускали случая это ему продемонстрировать. И прежде отнюдь не отличавшаяся спортивным аскетизмом команда при новом тренере и вовсе рассыпалась. Нарушения спортивного режима стали едва ли не нормой, что немедленно сказалось и на физической форме футболистов, и на самой игре.

Видя, что ему никак не удаётся справиться с поставленными задачами, Алов лихорадочно искал выход из сложившейся ситуации, привлекая на помощь специалистов со стороны, вроде бывших тренеров «Зенита» Люкшинова и Елисеева и экс-бомбардира московского «Локомотива» Ворошилова. Но из-за этого ситуация и вовсе вышла из-под контроля, со всех сторон на команду обрушился поток безответственных подсказок и советов, а тренировки превратились в невероятный бессистемный эксперимент.

Не помогли и специально устроенные «просмотры» потенциально талантливой молодёжи из низших лиг (в том числе, через команду за год прошла едва ли не половина сборной РСФСР) — новые игроки массово приходили, буквально через пару недель столь же массово уходили, состав тасовался с калейдоскопической скоростью. Доходило до того, что, порой, выходя на поле, футболисты даже не знали друг друга по именам. А игры как не было, так и не было. Никакого влияния на положение команды не оказывали и разнообразные околофутбольные деяния, вроде назначения на матчи «удобных» судей — «Зенит» был безнадёжен и неизлечим. И это уже стало понятным фактически к началу осени. Результат закономерен: последнее, девятнадцатое итоговое место в турнирной таблице с шестиочковым отставанием от места предпоследнего, и неминуемое расставание команды с высшей лигой первенства СССР.

Итоги второго прихода

Казалось, всё: футбол Северной столицы, ещё несколько десятилетий назад диктовавший футбольную моду всей огромной стране, почил в бозе. Причём, почил убедительно и без всяких надежд на возрождение в ближайшие годы — столь же безнадёжно и оглушительно, как и главная команда, провалились и дублёры: то же последнее место в таблице и 61 пропущенный за сезон мяч... Прочно и плотно завязла в первой лиге (второй группе класса А) ещё сравнительно недавно одна из сильнейших команд страны, ленинградское «Динамо», а в самых подвалах лиги второй (классе Б) уныло и одиноко маячила ленинградская «Нева». И всё...

Однако вспомним: на дворе стоял 1967 год. Именно в эти ноябрьские дни Советская страна и прогрессивное человечество всего мира торжественно и помпезно отмечали полувековой юбилей эпохальной победы трудового народа России в Великой Октябрьской социалистической революции. Огорчить в эти торжественные дни жителей города — «колыбели трёх революций» — расставанием его футбольного флагмана с элитой советского футбола ни у кого не поднялась рука. И то, что в течение всего сезона не смогли сделать игроки, тренеры, судьи, футбольные и городские начальники Ленинграда — сохранить за единственной ленинградской командой прописку в высшем дивизионе — одним росчерком пера решила власть более высокая и к питерскому футболу прямого отношения вообще не имеющая.

Не прошло и месяца с момента окончания чемпионата, как состоялось заседание футбольного руководства СССР, решением которого «по ходатайству трудовых организаций города-героя Ленинграда» (читай, «под давлением высших партийных органов» — дело рассматривалось аж на уровне ЦК партии) «Зениту» была сохранена прописка в первой группе А чемпионата СССР. Лига сильнейших, таким образом, была расширена на одно место, которое на следующий год заняло невесть какими путями победившее в первенстве второй группы А кировабадское «Динамо».

Но всё это уже проходило помимо Аркадия Алова, по результатам провального сезона, естественно, отправившегося в отставку.

Всего за «Зенит» в качестве игрока в 1949–50 г.г. Аркадий Алов сыграл 12 матчей. 

Под его руководством в 1956–1957, 1967 г.г. «Зенит» провёл 70 матчей: 12 побед, 23 ничьих, 35 поражений, разность мячей 69–132. 

Арбитр всесоюзной категории (1961) — 42 матча высшей лиги (1960–64).

0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться