«Зенит» и его соперники: тактика и аналитика от Алексея Белякова

215
86

«Центральный вектор при позиционных атаках „Ростова“ практически не работает»: атака команды Карпина в цифрах и фактах

Вторая часть аналитики от Алексея Белякова.

PZ_0011043_000105h.jpg

Комбинационный разлад

Мощные стандарты «Ростова», которые мы разбирали в первой части предматчевого обзора, позволяют команде с берегов Дона исправно набирать очки и удерживаться в лидирующей группе. Вместе с тем, в игровых ситуациях с созиданием у ростовчан не очень-то ладится, особенно во второй половине осени. 

В предыдущем матче с «Динамо» команда Карпина имела солидный перевес по владению, но лишь однажды реально угрожала воротам соперника (причем к голевой ситуации привел шальной дальний выстрел Скопинцева). Свой последний «игровой» гол в РПЛ «Ростов» забил и вовсе аж в 9 туре (!) в ворота «Спартака», ужалив красно-белых в контратаке. 

Именно в переходных фазах после отборов/перехватов/подборов дончане создают львиную долю моментов «с игры» и забивают почти все свои мячи (7 из 9 в Премьер-лиге). В то же время статичный позиционный контроль получается почти что «стерильным». 

Ключевые фигуры в атаке

Лучший в команде по ключевым «захватам владения» — исландский защитник Ингасон (4 голевых момента / 2 гола), обладающий к тому же очень неплохим длинным пасом (55% точности; у его партнеров Рагнара Сигурдссона и Вилюша — 46% и 40% соответственно). 

Интересно, что именно Ингасон за счет своей прозорливости на стандартах и имеющимся задаткам конструктора является самым продуктивным игроком «Ростова» наряду с Ионовым и Юсуповым — в активе этой троицы по 7 голов с личным участием.

1 (5).png

Чаще всех в атаках с голевыми моментами принимал участие форвард Сигурдарсон, причем он полезен не только в роли финишера, но и в подыгрыше. В 9 из 16 остроатакующих цепочек исландец выступал как один из ассистентов, но ни одна из них не привела к голу. Как следствие, 4 балла в рейтинге продуктивности — это как раз те 4 гола, которые он забил сам.

Молодой опорник Гулиев часто и с удовольствием идет в дриблинг (3 момента/2 гола после его удачных попыток), а еще без стеснения лупит издали и входит в десятку главных дальнобойщиков лиги. 27 из 31 его ударов были нанесены из-за штрафной, из них два закончились голами (один прямой удар плюс одно голевое подправление от партнера) и еще два — попаданиями в каркас ворот.

При этом разброс креативных показателей у игроков очень невелик, так что идентифицировать самого опасного достаточно сложно. Зато эта восьмерка с высокой вероятностью появится в старте — и в этом смысле сюрпризов от Карпина ждать, наверное, не стоит.

2 (7).png

Несколько непривычно отсутствие в списке главных ростовских креативщиков 37-летнего ветерана Калачева, от которого до недавнего времени сильно зависело и качество фланговой игры, и качество стандартов тоже. Но годы все же берут свое, и в этом сезоне на поле он появлялся от случая к случаю (4 матча в основе + 4 выхода на замену в РПЛ), а буквально на днях оперировался и против «Зенита» точно не сыграет. 

Два разноплановых крайних защитника 

Но и без Калачева в обойме у Карпина есть два приличных (по меркам лиги) и к тому же выносливых крайних защитника. И Скопинцев, и Паршивлюк вполне успешно закрывают каждый свой фланг в одиночку и успевают активно поддерживать наступление. Первый нацелен на дриблинг и предпочитает доставлять мяч в штрафную по воздуху со своего левого фланга, второй, напротив, старается играть низом и по возможности запускать в правый полуфланг Гулиева или Ионова. 

3 (5).png

6 из 9 голевых комбинаций «Ростова» зародились на флангах (либо в результате коллективного прессинга, либо в «позиционке»), и в каждой из них непременно принимал деятельное участие кто-то из бровочников. 
Центральный вектор при позиционных атаках «Ростова» практически не работает (только 1 голевой момент в 14 матчах — то есть почти полный ноль), но в переходных фазах при наличии свободных зон между линиями южане их охотно используют. 

В качестве визуального обоснования тезиса приведу характерный эпизод из матча с «Енисеем».

4 (4).png

Паршивлюк теряет мяч на своем фланге, но тут же накрывает прессингом Кичина, а Гулиев перекрывает возможный пас в центр. Защитник «Енисея» вынужден играть длинной передачей по бровке, которую без труда вылавливает Ингасон, забирая подбор. 

5 (3).png

У исландца есть простой вариант — обыграться короткой передачей с Гулиевым, но он находит более острое продолжение в центре, где у Сигурдарсона и Зуева есть свободная зона и пространство для маневрирования. 

6 (2).png

Нападающие «Ростова» скрещивают траектории, Зуев открывается под разрезающую передачу партнера и стреляет из убойной позиции в сетку с внешней стороны. 

В других матчах схожие взаимодействия пары нападающих (чаще всего — Сигурдарсона и Ионова) тоже проходили достаточно регулярно.

Важная тактическая деталь

Кратко резюмируя вышесказанное, ростовчанам намного сподручнее действовать именно «вторым номером» и, кстати, против соперников с несимметричным игровым модулем.

7 (1).png

В матчах с командами, игравшими «по классике» в два центральных защитника, «Ростов» создал почти на треть больше голевых моментов (3,5 против 2,5 за игру), чем в поединках со своими «зеркальными» аналогами. 

Объяснение тут простое: при использовании модуля 3-Х-Х выше уровень подстраховки, а значит и выше надежность в переходных фазах. Соответственно, у дончан меньше возможностей использовать свои козыри.
Возможно, при выборе тактической схемы под «Ростов» это тоже стоит учесть Сергею Богдановичу.
0 комментариев

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться