Блог историка Дмитрия Догановского. 

При поддержке издания «История „Зенита“»

317
1175

«Зенит» в первой лиге. Часть 2-я.

К концу 1992 года положение дел в «Зените» стало просто катастрофическим: денег не стало абсолютно. Ни на усиление состава, ни на межсезонные сборы, ни даже на сколько-нибудь пристойные зарплаты игрокам и тренерам. Грозным призраком замаячил вопрос о существовании команды вообще. 
dog.jpg

В стране на волне безумных реформ творился самый настоящий экономический и политический беспредел, цены за прошедший год взлетели в десятки раз, продукты питания выдавались по карточкам, футболисты и тренеры «Зенита», как, впрочем, и вся страна, откровенно бедствовали, не имея никаких возможностей угнаться за безудержной инфляцией. 

И в ноябре 1992-го, вскоре после бесславного для «Зенита» завершения чемпионата, тренеры команды, отчаявшись получить хоть какую-то реальную помощь от руководства клуба, решают действовать сами, «по старой памяти» собираясь идти непосредственно в Смольный — ведь, как-никак, клуб-то носил звание «городского». И вот тут на авансцене зенитовской истории впервые появился Виталий Мутко.

Появление Мутко

33-летний председатель комитета мэрии Санкт-Петербурга по социальным вопросам Виталий Мутко до того от футбола был далёк. Единственное пересечение молодого чиновника с вопросами, связанными с развитием этой игры в нашем городе, произошло годом ранее, когда, будучи председателем Кировского райисполкома, он принимал посильное участие в спасении загибающейся команды мастеров «Кировец», подыскивая ей источники для финансирования. Итоги этого «спасения» оказались, впрочем, неутешительными: «Кировец» вскоре всё равно затонул. 

И, возможно, так и продолжилась бы карьера ставшего уже вице-мэром по социальным вопросам Виталия Мутко в качестве бумажного чиновника, и осталось бы его имя известным лишь сравнительно небольшому числу посвящённых, если бы в круг этих самых «социальных вопросов» не входила бы и забота о развитии городских физкультуры и спорта. А коли так, то ничего удивительного, что, узнав о страстном стремлении встретиться с ним для обсуждения наболевших вопросов представителей тонущего «Зенита», мэр Петербурга Анатолий Собчак сходу переправил их именно к этому своему заместителю. Не до спорта было городской голове тогда, совсем не до спорта...

И в ноябре 1992 года состоялось воистину историческое событие: произошло первое соприкосновение Мутко и «Зенита». Нет, молния при этом не сверкнула и гром не грянул, не было в честь этого ни праздничных салютов, ни прямых репортажей по телевидению, и СМИ вообще даже не подозревали о произошедшем — тогда вряд ли кто догадывался, что, переступив порог Смольного, «Зенит» вошёл в новую эпоху. Как не подозревал и сам вице-мэр, что с этого момента его жизнь рядового городского чиновника круто изменится. Что не пройдёт и пяти лет, как станет он одной из самых популярных и обсуждаемых личностей не только в Петербурге, но и во всей обширной области, от которой он до этого момента был невероятно далёк — в российском футболе. 

На встречу с ним в Смольный пришла едва ли не вся команда со всем тренерским штабом. Порядка двадцати человек, даже в кабинет не вместились, поэтому встреча была перенесена в пустующий зал заседаний. Выслушав горестный монолог главного тренера Мельникова о неисчислимых бедах «Зенита» (денег нет, перспектив нет, руководство клуба опустило руки и от дел фактически отстранилось, помощи ниоткуда нет; из всей собственности у клуба есть только игроки, потому что стадиона своего нет, тренировочная база клубу не принадлежит, городские футбольные школы также сами по себе, даже офиса собственного, как такового, у клуба тоже нет... ну, и так далее), Мутко, задав множество вопросов игрокам и тренерам, в конце уверенно сказал: «Поможем».

И, стоит отметить, действительно начал помогать практически сразу. Накопившаяся за годы сидения за канцелярским столом энергия нашла, наконец-то, выход, работа закипела. Вернувшись месяц спустя из отпусков, зенитовцы, уже настроившиеся, было, месить грязь со снегом на полуразрушенной базе в Удельной, неожиданно отправились на сборы в Израиль. По тем временам это было похоже на сказку: удобное проживание, буквально в двух шагах — прекрасные футбольные поля, чудная погода, покой, тишина... По каким каналам, через какие знакомства Мутко сумел пробить для команды эту сказку, не столь важно, но уже первыми же своими деяниями в клубе он сумел настроить всех в свою пользу. 

Дальше — больше. Прекрасно понимая, что живя попрошайничаньем, как, собственно, и жил брошенный всеми «Зенит» последние три года, вряд ли стоит рассчитывать на серьёзные финансовые вливания в клубную инфраструктуру со стороны, Виталий Леонтьевич решительно начинает преобразования. Не прошло и пары недель с визита команды в Смольный, как происходит смена руководства «Зенита» — с поста председателя Ленинградского городского хозрасчетного футбольного клуба «Зенит» снимается известный спортивный журналист Владислав Гусев, вместо которого клуб возглавляет представитель Петербургской телефонной сети (ПТС) Леонид Туфрин. 

В середине же следующего, 1993 года, ликвидируется и само коммунальное предприятие «Ленинградский городской футбольный клуб „Зенит“», а вместо него вскоре организуется акционерное общество закрытого типа (АОЗТ) «Футбольный клуб „Зенит“». Учредителями его становятся корпорация «ХХ трест» (80% акций) и Комитет по управлению городским имуществом мэрии Санкт-Петербурга (20%). И пусть первый спонсор «Зенита» был таковым недолго, вскоре осознав, что ввязался в слишком непонятное и неприемлемое для себя дело, и уже через год распродал все свои акции, но, главное, был создан прецедент: у «Зенита» появился первый акционер. После чего общаться с другими потенциальными спонсорами и акционерами стало несколько попроще.

Сезон-1993

Но всё это было чуть позже, а пока, в начале 1993-го, вокруг команды мало что изменилось. Ко всем прочим бедам, присоседилась ещё одна: фактически развалилась тренировочная база в Удельной. Оставшись не только без крепкой хозяйской руки, но и без финансирования, база ещё в конце 1980-х начала стремительно ветшать. Номинальный её хозяин, объединение ЛОМО, ещё в 1990-м полностью устранившееся от опеки бедствующего «Зенита», давно уже не вкладывал в базу ни копейки, поэтому состояние её с каждым годом становилось всё более удручающим. 

Одна за другой лопались старые водопроводные и газовые трубы, в помещениях давно уже не было отопления и горячей воды, периодически не работала кухня. Из рассохшихся деревянных оконных рам сквозило, и даже молодые тренированные организмы футболистов после проживания в неотапливаемых номерах и холодного душа в три струйки часто не выдерживали, и простудные заболевания среди игроков «Зенита» были не менее обыденным и привычным явлением, чем ушибы или растяжения. В лучшем случае, после этого мастера футбола бегали по полю, усиленно хлюпая носами, а в худшем — просто валились с температурой в постель. В итоге, команда была вынуждена покинуть родную базу и жить в расположенном неподалёку, в Озерках, пансионате «Красный Октябрь», каждый день мотаясь в Удельный парк для проведения тренировок. 

И всё же, «Зенит» принял старт в первенстве 1993 года. Несмотря на то, что денег у клуба по-прежнему не было (до создания на его базе акционерного общества, напомню, оставалось ещё более полугода), задачи перед командой стояли традиционные для последних лет: возвращение в элитный дивизион. Надо отметить, болельщики восприняли эту задачу скептически: ежегодные неудачи последних лет настраивали их на ставший уже привычным пессимистический лад. Тем более что и начали чемпионат зенитовцы не слишком впечатляюще, дважды на старте сыграв вничью, а вскоре потерпев сокрушительное домашнее поражение от пермской «Звезды» 1:5. 

Но теперь «Зенит» был уже другим. Этот разгром не выбил футболистов из седла — напротив, от стал отличным стимулом для команды, он встряхнул её, разозлил. «Зенит» преобразился. За прошедший год зенитовская молодёжь сыгралась, заматерела, явив, в результате, очень интересную, азартную, куражистую команду. Поднабрался опыта и главный тренер Вячеслав Мельников, уже успевший продемонстрировать своё умение работать с молодыми. И после памятного поражения от «Звезды» последовала 18-матчевая серия, в которой петербуржцы лишь единственный раз потерпели неудачу, а в середине лета и вовсе выдали рекордную 10-матчевую серию из сплошных побед, по ходу которой уверенно возглавили турнирную таблицу. 

Игра пошла, соперники громились без разбора, вовсю разыгрался грозный зенитовский атакующий тандем Кулик — Дмитриев, к которому всё чаще и продуктивнее начал подключаться хитроумный технарь Зазулин. И сдержать эту бронебойную троицу соперникам «Зенита» было задачей архисложной. Каждый из них чётко знал свой маневр, каждый был на своём месте: Олег Дмитриев, мастер организации игры, король голевого паса щедро снабжал мячом агрессивного, отважного и результативного Владимира Кулика, а Игорь Зазулин, барражируя по всему фронту атаки, успевал и в организации атак и в их завершении, своими неординарными, нестандартными действиями привнося в игру «Зенита» оригинальность, замысловатость и даже некий шик. 

Именно эта тройка во многом определяла лицо того «Зенита» — команды привлекательной, задорной, с игрой яркой, азартной и при этом не лишённой изящества. Играла команда Мельникова явно «в охотку», с выдумкой, именно Играла, а не боролась и толкалась, выгодно отличаясь этим от подавляющего большинства команд-соперниц по первой лиге.

Законы первой лиги

Такого мощного сезона (пусть даже и в рамках первой лиги) у «Зенита» уже давно не было, и в Петербурге теперь никто не сомневался, что на сей раз команда задачу возвращения в элиту выполнит. Только... В тольяттинской «Ладе», главном конкуренте «Зенита» в борьбе за выход в высшую лигу, «соответствующая» работа была поставлена на широкую ногу. Все это прекрасно знали, да никто особого секрета из этого и не делал. 

В те годы первая лига жила по своим правилам, от собственно футбола, как спортивного состязания, далёким. И перед тольяттинской «Ладой» тогда стояла совершенно определённая цель: любыми методами попасть в высшую лигу. Это был вопрос престижа для городского начальства: хоккейная команда в элите есть — будет и футбольная. И для достижения этой цели руководство и спонсоры клуба не жалели ни усилий, ни средств. Тех самых средств, которых у стоявшего за «Ладой» богатейшего тогда автогиганта ВАЗ было предостаточно, и которых у дерзкого «Зенита» не было вовсе. 

В итоге, не помогла петербуржцам ни сверхрезультативность их ведущего форварда Кулика, забившего 36 голов в чемпионате; ни упомянутая рекордная победная серия; ни также рекордные 11 побед «Зенита» с крупным счётом (разность мячей 48-3!); ни вполне убедительно продемонстрированное преимущество над главным конкурентом в очных встречах (2:2, 2:0)... Не помог петербуржцам ни мощный финишный спурт, по ходу которого команда одержала 5 побед с 24 (!) забитыми мячами, ни 87 голов в чемпионате... 

Именно «Лада» получила первое место в подгруппе, а затем и путёвку в элитный дивизион. «Зенит» же не смог тягаться с тольяттинцами толщиной кошелька и, отстав всего на два очка, остался вторым — в том году борьбу за право выхода в высший свет продолжали только победители трёх подгрупп, на которые была разбита первая российская лига. Светлым надеждам петербургских болельщиков вновь не суждено было сбыться. И на сей раз им было особенно обидно: уж очень яркая команда получилась у Мельникова, по игре она была достойна куда большего.
3 комментария

Для добавления комментария, Вам необходимо авторизоваться
  • Счастливчик
    0
    22.01.2014 в 16:02

    Спасибо за блог!

  • Yuranewaspb
    0
    22.01.2014 в 23:11

    По большому счёту - Мутко Зенит просто спас. Многие просто и не знали, что в городе команды (чемпиона) могло и не быть попросту...

    Dogan
    0
    23.01.2014 в 14:21

    Это верно.


    Мутко, конечно, далеко не белый и пушистый, но и его несомненные заслуги перед Зенитом из-за этого принижать не пристало.